Блог

Почему нашим отзывам можно доверять

Отзывы — чудесный завлекающий инструмент. Зайдите на любую страницу, предлагающую что-либо и вы сами в этом убедитесь. Одна из форм воздействия — принцип социального доказательства.

Мы гордимся тем, что не придумываем отзывы об образовательных программах в Школы общения Без правил, и вы не найдете фальшивых отзывов о психологе-гипнологе Боровикове Сергее Юрьевиче.

Это легко, так делают многие, но! Вам нужны придуманные тексты? Нам тоже нет.

Более того — мы не требуем от посетителей написать отзыв, хотя, конечно, можно применить знания психологии, чтобы получить необходимое. Но мы не считаем возможным так поступать. В конце концов — психология это довольно личная сфера, чтобы делиться своими впечатлениями со всеми. Вы же тоже, скорее всего, пришли сюда, чтобы прочитать то, что написано, а не написать свое впечатление?

Вспомните, как часто вы лично пишете отзывы? Это трудно — надо сформулировать свое мнение, выразить его не банальными словами. Довольный человек не тратит свою энергию и время на подобные действия (максимум долго собирается это сделать с хорошими намерениями, но руки не доходят). Чаще за написание отзыва берутся, только если кипят от негодования и хотят поделиться им со всеми — чтобы испортить репутацию. Или если видят несправедливо обиженного — отрицательный отзыв уже написан, но вы в корне с ним не согласны.

Нам достаточно того, что люди, прошедшие один обучающий курс, приходят на следующий. И по окончании обучающей программы еще долго поддерживают связь, делясь впечатлениями и подтверждая, что изменения действительно произошли.

Поэтому отзывы о Школе общения Без правил и о психологе-гипнологе Боровикова Сергее Юрьевиче действительно на весь золота — за каждым из них стоит человек самостоятельно решивший написать отзыв.

И когда вы пройдете программу обучения Школы общения Без правил или достигнете определенного уровня в Индивидуальной работе с психологом-гипнологом Боровиковым Сергеем Юрьевичем, вспомните, что кто-то новый зайдет на этот сайт, чтобы увидеть мнение других, и пожалуйста, оставьте свой отзыв.

Читать отзывы

Как сохранить психологическое равновесие в обстановке неопределенности

Два пожилых мужчины разговаривали на улице. Пожилые люди часто говорят громко, поэтому было слышно многим. Один из них говорил другому, что он знает, что не может изменить ситуацию, но продолжает думать о ней. Мысли крутятся, а «нервная энергия» тратится. Он понимает, что надо прекратить тратить нервную энергию.

Находяшийся неподалеку молодой человек хмыкнул и сказал своей спутнице, что начался «сеанс философии».

А зря. Человек, умудренный опытом и проживший большую жизнь простыми словами выразил ценную мысль.

Мы привыкли к «активной позиции», и расцвет соцсетей этому способствует. Нам нужно выразить своё мнение, а еще лучше его отстоять. Но это не всегда возможно в моменте. Иногда нужно время чтобы понять.

Наблюдая все, что сейчас происходит с людьми, психолог-гипнолог Боровиков Сергей Юрьевич рекомендует: в такие сложные моменты, не забывайте о своём психическом здоровье.

В текущей ситуации практически у каждого эмоциональное состояние требует помощи. Психологические качели раскачиваются со всех сторон, и если поддаться этому процессу, результатом может быть:

  • удар по здоровью — психосоматические проявления,
  • действия, о которых можно потом пожалеть,
  • потеря контакта с друзьями и близкими в результате конфликта
    и многое другое.
"Как опытный профессионал, работающий с людьми, я знаю весь спектр чувств, которые возникают в обстановке неопределенности" Боровиков Сергей Юрьевич
Психолог-гипнолог, основатель Школы общения Без правил

«Как опытный профессионал, работающий с людьми, я знаю весь спектр чувств, которые возникают в обстановке неопределенности»

Боровиков Сергей Юрьевич
Психолог-гипнолог, основатель Школы общения Без правил

Как самостоятельно помочь себе и другим? Некоторые из рекомендаций психолога ниже могут показаться вам простыми, а некоторые невыполнимыми. Начните с того, что вам проще всего, постепенно постарайтесь следовать всем из них. Если чувствуете, что не справляетесь — обратитесь к опытному специалисту-психологу.

Адаптивность

Не стоит наполнять свою жизнь возможностью подстаховаться от огромного количества событий, которые не наступили.

Вы не придумаете заранее решение на все потенциально возможные варианты развития событий.

  • Помните: часто в ситуации, на которую вы, по большому счету, не можете повлиять, в любом случае хочется делать хоть что-то прямо сейчас. Делать то, что нам доступно к действию. Осознайте это, и действуйте без экстремумов — это касается, например, запасания продуктов, действий с деньгами, кредитами и прочее.
  • Признайте, что некоторые ваши планы, например, на отпуск, изменились, и отпустите это. Понятно, что это обидно, но длительность ваших переживаний не вернет планы обратно. Важно уметь идти на боль, адаптируясь с тем условиям, которые приносит нам жизнь.
  • Не отменяйте и не откладывайте те планы, которые объективно отменять не надо. По-возможности продолжайте жить обычной жизнью: встречайтесь с друзьями, ходите в кино и так далее.
  • Идеально, хотя это и не просто, разорвать круг, по которому вертятся мысли в поисках решения. Попробуйте договориться с собой, что вы думаете над этой темой определенный промежуток времени, например, час, а потом переключаетесь.

Избавляйтесь от «страха страха»

Не стоит идти на поводу у тех страхов, которые мы себе можем придумать.

  • Снижайте уровень внутренней тревоги — ситуации она не поможет, а вам навредит. И тут помогут техники самогипноза, медитации, транса — все эти названия выражают одну и ту же суть: переключайте сознание рассредоточенный режим. Это даст отдых и возможность быть более-менее адекватными.
  • Сфокусируйтесь на ежедневных привычных действиях (так называемых, рутинных), которые приносят реальный результат: выполняйте свою работу, готовьте еду, увлекайтесь хобби, почитайте детям книжку или поиграйте с ними, погуляйте с друзьями и близкими, почитайте книгу.

Соблюдайте информационную гигиену и безопасность

«Кто управляет нашими эмоциями — тот управляет нами. Разъединяйте мысли и эмоции, эмоции и действия»

Психолог Боровиков Сергей Юрьевич
Психолог Боровиков Сергей Юрьевич - как сохранить спокойствие

Помните, что те, кто управляют нашими эмоциями, управляют нами. Управляйте собой самостоятельно

  • Если вы хотите быть в курсе событий, используйте крупные, официальные источники, и в любом случае, фильтуйте информацию через критическое мышление. Помните, во время конфликта каждая из сторон представляет информацию в выгодном для себя свете. Делает выгодную картинку, иногда весьма далёкую от реальности (слушатели Школы Общения Без Правил могут вспомнить внушение «пресуппозиция»). Истина может быть где-то посередине.
  • Не принимайте к рассмотрению слухи и не распространяйте их. Любая информация не из первых рук, а от «знакомых знакомых» — это уже слухи. Результат? Вспомните игру в испорченный телефон.
  • Берегите свои эмоции: ограничьте чтение информации в интернете, а особенно в соцсетях. Все это — лишь трактовка событий, зачастую личная. И какая-нибудь из них обязательно попадет в вашу травму и запустит дополнительные переживания.
  • Если хотите разместить свое мнение, подумайте: вам нужен чужой негатив? Потому что, на данный момент, у любой позиции есть те, кто придерживается противоположной, и они отреагируют, втягивая вас в опустошающий непродуктивный спор.
  • Еще меньше читайте комментарии и не участвуйте в комментировании. Часто можно услышать: «Они сказали то-то, и этим меня пробили, невозможно было не ответить». Не ответить возможно. Разъединяйте мысли и эмоции, эмоции и действия.

Здоровья вам психического, нервного, эмоционального — от него зависит многое. Помогите, по возможности, близким разумным взвешенным подходом. Не раскачивайте психологические качели — свои и чужие.

Как распознать псевдоэксперта (инфоцыгана), ведущего тренинги личного роста и развития. Чеклист

Чеклист будет полезен вам, если вы еще не попались на удочку подобного эксперта или обладаете достаточно сильным критическим мышлением.
В противном случае, мозг устроен так, что, если вы заплатили большие деньги, )а описанные ниже личности берут немалые деньги), вы убедите себя, что это не зря.
Инфоцыгане - как распознать

Прежде всего, хотим подчеркнуть, что есть действительно профессиональные специалисты, имеющие достаточно знаний и умений, чтобы вести обучение и практику в сфере развития личности и обучения навыкам, связанным с психологией. Как их различить мы писали в статье Как выбирать специалиста на психологический семинар, тренинг, коучинг?

А есть «эксперты» — бизнес-тренеры, лайф-коучи, менторы, наставники, появившиеся ниоткуда сразу же крайне успешными (конечно, по их словам). Часто они довольно молодые, но имеют впечатляющий опыт — не менее 10 лет. Они не только основали с нуля десяток бизнесов (обычно в разных странах), но и развили их моментально так, что теперь получают очень много денег. Все они — люди из глубинки или бедной семьи и очень быстро с самой простой идеей стали успешными бизнесменами и добились успеха и богатства.

Парадокс в том, что детали истории непонятны, но, конечно, теперь эти невероятные эксперты считают, что просто должны поделиться своим опытом с народом, потому что так может каждый. Естественно, каждый, кто узнает эксклюзивные бизнес-правила и принципы жизни на их супердорогом тренинге.

Обычно, всё, что эти ребята имеют — это раскрученные страницы в соцсетях, с которых они транслируют «правильные» мысли (банальности), делают посты с вовлекающими заголовками и льют на подписчиков агрессивный маркетинг. В их аккаунтах очень много шикарных фото, и информациях о компаниях, которые можно найти только в этих самых аккаунтах . Если кто-то не поленится и поищет на просторах интернета подтверждение сногсшибательного успеха — то не найдет ничего, кроме, как раз, тренингов подобных экспертов. Этот продукт инфоцыганам удается — только на нем они и зарабатывают. Как говорится: «Пока живут на свете дураки…»

К сожалению, подобные псевдоэксперты сильно испортили репутацию мероприятий по обучению психологии и развитию личности. Из-за их рекламы люди, умеющие анализировать факты, с подозрением смотрят на обучение и практику в этой сфере. Безусловно, это вредит настоящим профессионалам, которые предлагает реально качественный и полезный контент.

Небольшой чек-лист поможет вам распознать пустышку — инфоцыгана

1. Образование и профессиональный опыт – лакмусовая бумажка

Давайте начнем с самого простого. Само слово  «эксперт» подразумевает, что у человека должен быть образование в соответствующей сфере и реально подтвержденный опыт. Стоит быть осторожнее с теми, кто уверяет, что разбирается во всем, и имеет чуть ли не десяток направлений, по которым проводит тренинги. Да элементарно времени не хватит детально разобраться в сути каждого вопроса. Поэтому любой курс такого эксперта однозначно содержит все то, что вы и так уже знаете. Сразу проходите мимо таких всезнаек.

2. Популярность не является гарантией

Обратите внимание, что популярность человека в соцсетях еще не говорит об уровне его профессионализма. Намного чаще курсы от скромного ноунейма с двумя сотнями подписчиков оказываются содержательнее и полезнее, чем от раскрученного блогера. Поэтому не ленитесь, выясните, разбирается ли человек в теме настолько, насколько об этом говорит. Для этого нужно не так много: загуглить автора. Если вся выданная поисковиком информация связана исключительно с курсом, скорее всего, перед вами типичный инфоцыган. А если он называет себя выдающимся экспертом, спортсменом, комсомольцем и просто красавцем, а в интернете о нем ноль информации, кроме курсов, то он еще и обманщик.

3. Заоблачные обещания всегда пустые

Инфоцыгане очень любят надавить на боль и пообещать волшебную таблетку. Поэтому если реклама курса обещает, что, пройдя обучение, вы перестанете жить от зарплаты до зарплаты, откроете бизнес и за две недели сделаете скачок от нуля до миллиона, сразу закрывайте страницу.

4. Невероятные скидки = некачественный продукт

Курс псевдопрофессионала чаще всего продается с невероятной скидкой, которая, конечно же, «только сейчас и только у нас». Объяснить невиданную щедрость сложно, но о ней буквально кричит каждый пост такого автора. У настоящих экспертов скидки бывают редко. Нет у них задачи брать количеством.

5. Лакшери-жизнь – повод задуматься

Атрибуты роскошной жизни фигурируют в профиле чаще всего остального? Тогда вам просто пускают пыль в глаза. Все эти дорогие авто, золотые часы, фешенебельные отели есть не что иное, как удочка. Только помните, что настоящий эксперт, хоть и живет в достатке, не тратит свое время на показуху, он больше внимания уделяет теме своей экспертизы. Да и, кстати, любое авто, пиджак, да что уж там, даже букет цветов сегодня можно взять напрокат. Так что не стоит верить всему, что видите.

И напоследок:

Я, конечно, понимаю, что мы с вами все достаточно ленивы, настолько, что нам проще расстаться с небольшой суммой денег, чем потратить время на изучение какого-то вопроса. Но информация «на блюдечке» за сотни тысяч однозначно не стоит ни своих денег, ни вашего времени. Уважайте себя и уважайте профессионалов, тогда вам будет не жалко потратить более внушительную сумму, потому что она точно окупится с лихвой, причем в довольно короткий срок.

Чек-лист составлен экспертом Адель Ануарбековой.

Читайте и смотрите видео-выступление Боровикова Сергея Юрьевича — Почему большинство тренингов не приносят реальной пользы посетителям.

Читайте чего не хватает молодым лидерам, у которых действительно есть потенциал в свой сфере — Лидерство и успех. Развитие для выживания в новом мире.

Окна Овертона — одна из технологий внедрения мыслей в общество. Даже самых, казалось бы неприемлемых

Овертон описал технологию, которая позволяет легализовать абсолютно любую идею. Как совершенно чуждые обществу идеи могут быть (или уже были) подняты из помойного бака общественного презрения, отмыты и, в конце концов, законодательно закреплены.

Ниже на примере будет разобрано, как шаг за шагом общество начинает сперва обсуждать нечто неприемлемое, затем считать это уместным, а в конце концов смиряется с новым законом, закрепляющим и защищающим некогда немыслимое. И для примера будет взята (казалось бы) совершенно неприемлемая мысль о каннибализме.

Обратите внимание! Ниже описана последовательность действий, грамотное исполнение которой потенциально приводит к желаемому результату.

Это не промывание мозгов как таковое, а технологии более тонкие. Эффективными их делает последовательное, системное применение и незаметность для общества-жертвы самого факта воздействия.

ПРИМЕР — КАННИБАЛИЗМ

Возьмём для примера что-то совершенно невообразимое. Допустим, каннибализм, то есть идею легализовать право граждан на поедание друг друга. Достаточно жёсткий пример?

Но всем очевидно, что на момент написания статьи и, к счастью, до сих пор нет возможности развернуть пропаганду каннибализма — общество встанет на дыбы. Такая ситуация означает, что проблема легализации каннибализма находится в нулевой стадии окна возможностей. Эта стадия, согласно теории Овертона, называется «Немыслимое». Смоделируем теперь, как это немысливое будет реализовано, пройдя все стадии окна возможностей.

Окно 1. КАК ЭТО СМЕЛО!

Тема каннибализма пока ещё отвратительна и совершенно не приемлема в обществе. Рассуждать на эту тему нежелательно ни в прессе, ни, тем более, в приличной компании. Пока это немыслимое, абсурдное, запретное явление. Соответственно, первое движение Окна Овертона — перевести тему каннибализма из области немыслимого в область радикального.

У нас ведь есть свобода слова.

Ну, так почему бы не поговорить о каннибализме?

Учёным вообще положено говорить обо всём подряд — для учёных нет запретных тем, им положено всё изучать. А раз такое дело, соберём этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племён Полинезии». Обсудим на нём историю предмета, введём её в научный оборот и получим факт авторитетного высказывания о каннибализме.

Видите, о людоедстве, оказывается, можно предметно поговорить и как бы остаться в пределах научной респектабельности.

Окно Овертона уже двинулось. То есть уже обозначен пересмотр позиций. Тем самым обеспечен переход от непримиримо отрицательного отношения общества к отношению более позитивному.

Одновременно с околонаучной дискуссией непременно должно появиться какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов». И пусть оно будет представлено лишь в интернете — радикальных каннибалов непременно заметят и процитируют во всех нужных СМИ.

Во-первых, это ещё один факт высказывания. А во-вторых, эпатирующие отморозки такого специального генезиса нужны для создания образа радикального пугала. Это будут «плохие каннибалы» в противовес другому пугалу — «фашистам, призывающим сжигать на кострах не таких, как они». Но о пугалах чуть ниже. Для начала достаточно публиковать рассказы о том, что думают про поедание человечины британские учёные и какие-нибудь радикальные отморозки иной природы.

Результат первого движения Окна Овертона: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы — созданы «градации серого».

Окно 2. ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?

Следующим шагом Окно движется дальше и переводит тему каннибализма из радикальной области в область возможного.

На этой стадии продолжаем цитировать «учёных». Ведь нельзя же отворачиваться от знания? Про каннибализм. Любой, кто откажется это обсуждать, должен быть заклеймён как ханжа и лицемер.

Осуждая ханжество, обязательно нужно придумать каннибализму элегантное название. Чтобы не смели всякие фашисты навешивать на инакомыслящих ярлыки со словом на букву «Ка».

Внимание! Создание эвфемизма — это очень важный момент. Для легализации немыслимой идеи необходимо подменить её подлинное название.

Нет больше каннибализма.

Теперь это называется, например, антропофагия. Но и этот термин совсем скоро заменят ещё раз, признав и это определение оскорбительным.

Цель выдумывания новых названий — увести суть проблемы от её обозначения, оторвать форму слова от его содержания, лишить своих идеологических противников языка. Каннибализм превращается в антропофагию, а затем в антропофилию, подобно тому, как преступник меняет фамилии и паспорта.

Параллельно с игрой в имена происходит создание опорного прецедента — исторического, мифологического, актуального или просто выдуманного, но главное — легитимированного. Он будет найден или придуман как «доказательство» того, что антропофилия может быть в принципе узаконена.

«Помните легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умирающих от жажды детей?»

«А истории античных богов, поедавших вообще всех подряд — у римлян это было в порядке вещей!»

«Ну, а у более близких нам христиан, тем более, с антропофилией всё в полном порядке! Они до сих пор ритуально пьют кровь и едят плоть своего бога. Вы же не обвиняете в чём-то христианскую церковь? Да кто вы такие, чёрт вас побери?»

Главная задача вакханалии этого этапа — хотя бы частично вывести поедание людей из-под уголовного преследования. Хоть раз, хоть в какой-то исторический момент.

Окно 3. ТАК И НАДО

После того как предоставлен легитимирующий прецендент, появляется возможность двигать Окно Овертона с территории возможного в область рационального.

Это третий этап. На нём завершается дробление единой проблемы.

«Желание есть людей генетически заложено, это в природе человека»
«Иногда съесть человека необходимо, существуют непреодолимые обстоятельства»
«Есть люди, желающие чтобы их съели»
«Антропофилов спровоцировали!»
«Запретный плод всегда сладок»
«Свободный человек имеет право решать что ему есть»
«Не скрывайте информацию и пусть каждый поймёт, кто он — антропофил или антропофоб»
«А есть ли в антропофилии вред? Неизбежность его не доказана».

В общественном сознании искусственно создаётся «поле боя» за проблему. На крайних флангах размещают пугала — специальным образом появившихся радикальных сторонников и радикальных противников людоедства.

Реальных противников — то есть нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме растабиурования людоедства — стараются упаковать вместе с пугалами и записать в радикальные ненавистники. Роль этих пугал — активно создавать образ сумасшедших психопатов — агрессивные, фашиствующие ненавистники антропофилии, призывающие жечь заживо людоедов, жидов, коммунистов и негров. Присутствие в СМИ обеспечивают всем перечисленным, кроме реальных противников легализации.

При таком раскладе сами т.н. антропофилы остаются как бы посередине между пугалами, на «территории разума», откуда со всем пафосом «здравомыслия и человечности» осуждают «фашистов всех мастей».

«Учёные» и журналисты на этом этапе доказывают, что человечество на протяжении всей своей истории время от времени поедало друг друга, и это нормально. Теперь тему антропофилии можно переводить из области рационального, в категорию популярного. Окно Овертона движется дальше.

Окно 4. В ХОРОШЕМ СМЫСЛЕ

Для популяризации темы каннибализма необходимо поддержать её поп-контентом, сопрягая с историческими и мифологическими личностями, а по возможности и с современными медиаперсонами.

Антропофилия массово проникает в новости и токшоу. Людей едят в кино широкого проката, в текстах песен и видеоклипах.

Один из приёмов популяризации называется «Оглянитесь по сторонам!»

«Разве вы не знали, что один известный композитор — того?.. антропофил.»

«А один всем известный польский сценарист — всю жизнь был антропофилом, его даже преследовали.»

«А сколько их по психушкам сидело! Сколько миллионов выслали, лишили гражданства!.. Кстати, как вам новый клип Леди Гаги «Eat me, baby»?

На этом этапе разрабатываемую тему выводят в ТОП и она начинает автономно самовоспроизводиться в массмедиа, шоубизнесе и политике.

Другой эффективный приём: суть проблемы активно забалтывают на уровне операторов информации (журналистов, ведущих телепередач, общественников и тд), отсекая от дискуссии специалистов.

Затем, в момент, когда уже всем стало скучно и обсуждение проблемы зашло в тупик, приходит специальным образом подобранный профессионал и говорит: «Господа, на самом деле всё совсем не так. И дело не в том, а вот в этом. И делать надо то-то и то-то» — и даёт тем временем весьма определённое направление, тенденциозность которого задана движением «Окна».

Для оправдания сторонников легализации используют очеловечивание преступников через создание им положительного образа через не сопряжённые с преступлением характеристики.

«Это же творческие люди. Ну, съел жену и что?»

«Они искренне любят своих жертв. Ест, значит любит!»

«У антропофилов повышенный IQ и в остальном они придерживаются строгой морали»

«Антропофилы сами жертвы, их жизнь заставила»

«Их так воспитали» и т.д.

Такого рода выкрутасы — соль популярных ток-шоу.

«Мы расскажем вам трагическую историю любви! Он хотел её съесть! А она лишь хотела быть съеденной! Кто мы, чтобы судить их? Быть может, это — любовь? Кто вы такие, чтобы вставать у любви на пути?!»

Окно 5. МЫ ЗДЕСЬ ВЛАСТЬ

К пятому этапу движения Окна Овертона переходят, когда тема разогрета до возможности перевести её из категории популярного в сферу актуальной политики.

Начинается подготовка законодательной базы. Лоббистские группировки во власти консолидируются и выходят из тени. Публикуются социологические опросы, якобы подтверждающие высокий процент сторонников легализации каннибализма. Политики начинают катать пробные шары публичных высказываний на тему законодательного закрепления этой темы. В общественное сознание вводят новую догму — «запрещение поедания людей запрещено».

Это фирменное блюдо либерализма — толерантность как запрет на табу, запрет на исправление и предупреждение губительных для общества отклонений.

Во время последнего этапа движения Окна из категории «популярное» в «актуальную политику» общество уже сломлено. Самая живая его часть ещё как-то будет сопротивляться законодательному закреплению не так давно ещё немыслимых вещей. Но в целом уже общество сломлено. Оно уже согласилось со своим поражением.

Таким образом, могут быть приняты законы, изменены нормы человеческого существования.

СУММИРУЕМ

Согласно теории Окон Овертона, для каждой идеи или проблемы в обществе существует так называемое окно возможностей. В пределах этого окна идею могут или не могут широко обсуждать, открыто поддерживать, пропагандировать, пытаться закрепить законодательно. Окно двигают, меняя тем самым веер возможностей, от стадии «немыслимое», то есть совершенно чуждое общественной морали, полностью отвергаемое до стадии «актуальная политика», то есть уже широко обсуждённое, принятое массовым сознанием и закреплённое в законах.

ЧТО ДЕЛАТЬ

Технологий множество — на деле их великое множество. Так что учимся ориентироваться по ситуации.

Предупрежден — значит вооружен. Начните с себя. Включайте критическое мышление. И учитесь — знание технологий влияния и управления помогает как их использовать, так и противостоять, когда их используют не для вашей пользы, а что еще хуже — вам во вред.

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Концепция окна возможностей была предложена Овертоном в середине 1990-х годов во время работы в Макинском центре публичной политики как удобная модель для оценки суждений по степени их приемлемости. Концепция активно использовалась во внутренних семинарах центра, но впервые была сформулирована в публикации для широкой публики лишь в 2006 году, через три года после гибели Овертона.

Статья почти полностью (за исключением рекомендации «Что делать» взята из просторов Интернета, где она многократно переиспользована. В связи с этим установить авторство и дать ссылку на первоисточник не представляется возможным.

Аристократка (М.Зощенко, рассказ)

Я, братцы мои, не люблю баб, которые в шляпках. Ежели баба в шляпке, ежели чулочки на ней фильдекосовые, или мопсик у ней на руках, или зуб золотой, то такая аристократка мне и не баба вовсе, а гладкое место. 

А в свое время я, конечно, увлекался одной аристократкой. Гулял с ней, и в театр водил. В театре-то все и вышло. В театре она и развернула свою идеологию во всем объеме. 

А встретился я с ней во дворе дома. На собрании. Гляжу, стоит этакая фря. Чулочки на ней, зуб золоченый. 

— Откуда, — говорю, — ты, гражданка? Из какого номера? 

— Я, — говорит, — из седьмого. 

— Пожалуйста, — говорю, — живите. 

И сразу как-то она мне ужасно понравилась. Зачастил я к ней. В седьмой номер. Бывало, приду, как лицо официальное. Дескать, как у вас, гражданка, в смысле порчи водопровода и уборной? Действует? 

— Да, — отвечает, — действует. 

И сама кутается в байковый платок, и ни мур-мур больше. Только глазами стрижет. И зуб во рте блестит. Походил я к ней месяц — привыкла. Стала подробней отвечать. Дескать, действует водопровод, спасибо вам, Григорий Иванович. 

Дальше — больше, стали мы с ней по улицам гулять. Выйдем на улицу, а она велит себя под руку принять. Приму ее под руку и волочусь, что щука. И чего сказать — не знаю, и перед народом совестно. 

Ну а раз она мне и говорит: 

— Что вы, говорит, меня все по улицам водите? Аж голова закрутилась. Вы бы, говорит, как кавалер и у власти, сводили бы меня, например, в театр. 

— Можно, — говорю. 

И как раз на другой день прислала комячейка билеты в оперу. Один билет я получил, а другой мне Васька-слесарь пожертвовал. 

На билеты я не посмотрел, а они разные. Который мой — внизу сидеть, а который Васькин — аж на самой галерейке. 

Вот мы и пошли. Сели в театр. Она села на мой билет, я на Васькин. Сижу на верхотурьи и ни хрена не вижу. А ежели нагнуться через барьер, то ее вижу. Хотя плохо. 

Поскучал я, поскучал, вниз сошел. Гляжу — антракт. А она в антракте ходит. 

— Здравствуйте, — говорю. 

— Здравствуйте. 

— Интересно, — говорю, — действует ли тут водопровод? 

— Не знаю, — говорит. 

И сама в буфет прет. Я за ней. Ходит она по буфету и на стойку смотрит. А на стойке блюдо. На блюде пирожные. 

А я этаким гусем, этаким буржуем нерезанным вьюсь вокруг нее и предлагаю: 

— Ежели, — говорю, — вам охота скушать одно пирожное, то не стесняйтесь. Я заплачу. 

— Мерси, — говорит. 

И вдруг подходит развратной походкой к блюду и цоп с кремом и жрет. 

А денег у меня — кот наплакал. Самое большое что на три пирожных. Она кушает, а я с беспокойством по карманам шарю, смотрю рукой, сколько у меня денег. А денег — с гулькин нос. 

Съела она с кремом, цоп другое. Я аж крякнул. И молчу. Взяла меня этакая буржуйская стыдливость. Дескать, кавалер, а не при деньгах. 

Я хожу вокруг нее, что петух, а она хохочет и на комплименты напрашивается. 

Я говорю: 

— Не пора ли нам в театр сесть? Звонили, может быть. 

А она говорит: 

— Нет. 

И берет третье. Я говорю: 

— Натощак — не много ли? Может вытошнить. 

А она: 

— Нет, — говорит, — мы привыкшие. 

И берет четвертое. Тут ударила мне кровь в голову. 

— Ложи, — говорю, — взад! 

А она испужалась. Открыла рот. А во рте зуб блестит. А мне будто попала вожжа под хвост. Все равно, думаю, теперь с ней не гулять. 

— Ложи, — говорю, — к чертовой матери! 

Положила она назад. А я говорю хозяину: 

— Сколько с нас за скушанные три пирожные? 

А хозяин держится индифферентно — ваньку валяет. 

— С вас, — говорит, — за скушанные четыре штуки столько-то. 

— Как, — говорю, — за четыре? Когда четвертое в блюде находится. 

— Нету, — отвечает, — хотя оно и в блюде находится, но надкус на ем сделан и пальцем смято. 

— Как, — говорю, — надкус, помилуйте. Это ваши смешные фантазии. 

А хозяин держится индифферентно — перед рожей руками крутит. 

Ну, народ, конечно, собрался. Эксперты. Одни говорят — надкус сделан, другие — нету. 

А я вывернул карманы — всякое, конечно, барахло на пол вывалилось — народ хохочет. А мне не смешно. Я деньги считаю. 

Сосчитал деньги — в обрез за четыре штуки. Зря, мать честная, спорил. 

Заплатил. Обращаюсь к даме: 

— Докушивайте, — говорю, — гражданка. Заплачено. 

А дама не двигается. И конфузится докушивать. 

А тут какой-то дядя ввязался. 

— Давай, — говорит, — я докушаю. 

И докушал, сволочь. За мои деньги. 

Сели мы в театр. Досмотрели оперу. И домой. А у дома она мне и говорит: 

— Довольно свинство с вашей стороны. Которые без денег — не ездют с дамами. 

А я говорю: 

— Не в деньгах, гражданка, счастье. Извините за выражение. 

Так мы с ней и разошлись. Не нравятся мне аристократки. 

Аристократка. М. Зощенко. Дама есит пирожные.

Абитуриенту — еще один критерий выбора вуза. Разные вузы дают разные черты характера.

Если вы абитуриент и вам повезло выбирать между несколькими вузами — вы можете рассмотреть еще один фактор, которые, возможно, больше всего повлияет на ваше будущее.

Работая психологом, я вижу больше чем другие. Поэтому, исходя из своего опыта работы и общения со многими образованными людьми, и их обучения психологии, могу рассказать о замеченных закономерностях в характерах выпускников разных вузов.

Выбор вуза — судьба или… проклятие…

Если ваше предпочтительное направление обучения присутствует в нескольких вузов, вопросы «как выбрать вуз», «какой вуз лучше» стоят особенно остро.

Бывшие школьники выбирают специальность и вуз для подачи заявлений и поступления, исходя из своих предпочтений, учитывая ряд факторов, в том числе, и престижность вуза, качество образования. Казалось бы, это все критерии, необходимые для счастливого будущего.

И мало кто задумывается, что под действием среды конкретного вуза или специфики специальности происходит деформация. Нет, это ещё не та профессиональная деформация личности, как у учителей или милиционеров/сотрудников полиции, отработавших по 30 лет, но все равно уже заметная, по крайней мере, взгляду профессионала. Деформацию можно определить по поведению человека. Хочу поделиться своими наблюдениями, как специалиста в психологии.

Так какие же черты характера получают выпускники?

Наверно, полный анализ и систематизация влияния разных вузов на личности своих выпускников — тема достойная диссертации. Я лишь приведу несколько примеров.

Выпускники медицинских вузов — самые неуверенные в мире люди. Естественно — по окончании вуза, преподаватели им говорят:
— Если до этого вы были убийцы без диплома, то теперь вы убийцы с дипломом. После такого напутствия-внушения, подходить к пациентам страшно, и не только к пациентам.

Интересно общаться с выпускниками МГУ — на любую поставленную задачу они отвечают:
— Ооооо, эээээ, это очень сложно, нам нужно почитать, подготовиться и может быть тогда… И исчезают готовиться фундаментально.

То ли дело выпускники Бауманки — вот уж они практически «за любой кипеж кроме голодовки». Им всё интересно, лишь бы крутилось, вертелось и издавало звуки. А они уж найдут этому применение.

Ну и отдельным фронтом выступают начинающие педагоги. После ВУЗа их желание, как минимум, перевернуть мир, всех выучить, всех спасти, всех «вылечить»… И ничего, что некоторые из них сами становятся пациентами психотерапевтов. Всё равно, недолгое, яркое горение — смысл их жизни…

Вот так.

Выпускники узнали себя?

Рыболовный сезон (Роберт Шекли). Фантастический рассказ

Рыбак выпускает рыбок из ведра в море

Они жили в этом районе всего неделю, и это было их первое приглашение в гости. Они пришли ровно в половине девятого. Кармайклы их явно ждали, потому что свет на веранде горел, входная дверь была слегка приоткрыта, а из окон гостиной бил яркий свет.

— Ну, как я смотрюсь? — спросила перед дверью Филис. — Пробор прямой, укладка не сбилась?

— Ты просто явление в красной шляпке, — заверил ее муж. — Только не испорть весь эффект, когда будешь ходить тузами. — Она скорчила ему гримаску и позвонила. Внутри негромко прозвучал звонок.

Пока они ждали, Мэллен поправил галстук и на микроскопическое расстояние вытянул из нагрудного кармана пиджака платочек.

— Должно быть, готовят джин в подвале, — сказал он жене. Позвонить еще?

— Нет… подожди немного. — Они выждали, и он позвонил опять. Снова послышался звонок.

— Очень странно, — сказала Филис через пару минут. — Приглашение было на сегодня, верно? — Муж кивнул. Весна была теплой, и Кармайклы распахнули окна. Сквозь жалюзи они видели подготовленный для бриджа стол, придвинутые к нему стулья, тарелки со сладостями. Все было готово, но никто не подходил к двери.

— А не могли они куда-нибудь ненадолго уйти? — спросила Филис Мэллен. Муж быстро пересек лужайку и взглянул на подъездную дорожку.

— Машина в гараже. — Он вернулся и легким толчком приоткрыл пошире входную дверь.

— Джимми… не входи.

— А я и не собираюсь. — Он просунул голову внутрь. — Эй! Есть кто-нибудь дома?

Ответом ему было молчание.

— Эй! — крикнул он и напряженно прислушался. Он слышал, как от соседнего дома доносятся обычные для вечера пятницы звуки — разговоры и смех. По улице проехала машина. Он вслушался. Где-то в доме скрипнула доска, и опять стало тихо.

— Они не могли просто уйти и оставить весь дом нараспашку, сказал он Филис. — Могло что-то случиться. — Он вошел. Она последовала за ним, но нерешительно остановилась в гостиной, а он прошел на кухню. Она услышала, как он открыл дверь в подвал и крикнул: — Есть кто дома? Потом закрыл дверь. Он вернулся в гостиную, нахмурился и пошел наверх.

Вскоре Мэллен спустился с озадаченным лицом. — И там никого, сказал он.

— Пойдем отсюда, — сказала Филис, неожиданно занервничав в ярко освещенном пустом доме. Они поспорили, стоит ли оставлять записку, решили этого не делать и вышли на улицу.

— Может, надо захлопнуть дверь? — спросил, остановившись, Джим Мэллен.

— Какой смысл? Окна все равно открыты.

— И все же… — Он вернулся и запер дверь. Они медленно пошли домой, оборачиваясь через плечо. Меллену все время казалось, что Кармайклы сейчас вдруг откуда-нибудь выскочат и крикнут: «Сюрприз!»

Но в доме было по-прежнему тихо.

До их дома, кирпичного бунгало, точно такого же, как и две сотни других домов в районе, был всего квартал. Когда они вошли, мистер Картер мастерил на карточном столике искусственных мух для ловли форели. Он работал неторопливо и уверенно, и его ловкие пальцы накручивали цветные нитки с любовной тщательностью. Он был так погружен в работу, что даже не услышал, как они вошли.

— Мы дома, папа, — сказала Филис.

— А, — пробормотал мистер Картер. — Посмотрите-ка на эту прелесть. — Он поднял готовую муху. Это была почти точная имитация шершня. Крючок был хитроумно скрыт под чередующимися черными и желтыми нитками.

— Кармайклы ушли… кажется, — сказал Мэллен, вешая пиджак.

— Утром попытаю удачу на Старом Ручье, — сказал Картер. — У меня предчувствие, что именно там может оказаться неуловимая форель. Мэллен улыбнулся. С отцом Филис было трудно разговаривать. В последнее время он не говорил ни на какие другие темы, кроме рыбалки. Когда ему стукнуло семьдесят, старик ушел на пенсию, оставив весьма успешный бизнес, и полностью отдался любимому спорту.

И теперь, подбираясь к концу седьмого десятка, мистер Картер выглядел великолепно. Просто поразительно, подумал Мэллен. Кожа розовая, глаза ясные и спокойные, седые волосы аккуратно зачесаны назад. К тому же он сохранял полную ясность мыслей — пока вы говорили о рыбалке.

— Давайте немного перекусим, — сказала Филис. Она с сожалением сняла красную шляпку, разгладила на ней вуаль и положила ее на кофейный столик. Мистер Картер добавил к своему творению еще ниточку, придирчиво его осмотрел, затем положил муху на стол и пришел к ним на кухню.

Пока Филис варила кофе, Мэллен рассказал старику о том, что произошло. Он услышал типичный ответ.

— Сходи завтра на рыбалку и выбрось все из головы. Рыбалка, Джим это больше, чем спорт. Рыбалка — это и образ жизни, и философия. Знаешь, как приятно отыскать тихую заводь и посидеть на берегу. Сидишь и думаешь: коли есть на свете рыба, то отчего бы ей не водиться и здесь?

Филис улыбнулась, увидев как Джим заерзал на стуле. Когда ее отец начинал говорить, остановить его было уже невозможно. А начать он мог по любому поводу.

— Представь себе, — продолжал мистер Картер, — молодого судебного исполнителя. Кого-нибудь вроде тебя, Джим — вот он мчится куда-то через большой зал. Обычное дело? Но в конце последнего длинного коридора его ждет форелевый ручей. Представь политика. Конечно, ты многих их видел там, в Олбани. В руке портфель, весь озабоченный…

— Странно, — сказала Филис, прервав отца на полуслове. В руке он держала неоткрытую бутылку молока.

— Посмотрите. — Молоко они покупали у «Молочной фермы Станнертон». Зеленая этикетка на бутылке гласила: «Молочные фермы Станнерон».

— И здесь. — Она показала пальцем. Чуть ниже было написано: «по лисенсии НьЮ-йоРкского Бро здравооХранения». Все это походило на грубую имитацию нормальной этикетки.

— Где ты его взяла? — спросил Мэллен.

— Да вроде бы в магазине Элджера. Может, это какой-то рекламный трюк?

— Я презираю тех, кто ловит рыбу на червя, — гневно произнес мистер Картер. — Муха — это произведение искусства. Но тот, кто надевает на крючок червя, способен ограбить сирот и поджечь церковь.

— Не пей его, — сказал Мэллен. — Давай осмотрим остальную еду.

Они обнаружили еще несколько подделок. На плитке сладостей оказалась оранжевая этикетка вместо привычной малиновой. Нашелся и брусок «Амерриканского СыРРа», почти на треть крупнее, чем обычная расфасовка этого сорта, и бутылка «ИГРистой вды».

— Все это очень странно, — произнес Мэллен, почесывая подбородок.

— Я всегда отпускаю маленьких рыбок обратно, — сказал мистер Картер. — Брать их просто неспортивно, и это часть кодекса рыболова. Пусть подрастут, возмужают, наберутся опыта. Мне нужны взрослые, матерые рыбины, что таятся под бревнами и пулей удирают, завидев рыболова. Вот с такими парнями можно повоевать!

— Я отнесу это обратно к Элджеру, — сказал Мэллен, складывая продукты в бумажный пакет. — Если увидишь еще что-нибудь подобное, сохрани.

— Старый Ручей — лучшее место, — сказал мистер Картер. — Именно там они и прячутся.

Субботнее утро было ясным и великолепным. Мистер Картер спозаранку позавтракал и отправился на Старый Ручей, ступая легко, как мальчишка. Потрепанная шляпа с загнутыми краями торчала у него на голове под легкомысленным углом. Джим Мэллен допил кофе и отправился к дому Кармайклов.

Машина до сих пор стояла в гараже. Окна были по-прежнему распахнуты, стол для бриджа накрыт, к тому же горели все лампы — точно так же, как и накануне вечером. Это зрелище напомнило Мэллену некогда прочитанную историю про брошенный корабль, который шел под полными парусами и на борту у него было все в порядке — но ни единой живой души.

— Может, надо куда-нибудь позвонить? — спросила Филис, когда он вернулся домой. — Я уверена, что здесь явно что-то не в порядке.

— Еще бы. Только кому звонить? — В этом районе они почти никого не знали. Правда, они здоровались при встречах с тремя или четырьмя семействами, но понятия не имели, кто еще был знаком с Кармайклами.

Проблема решилась сама собой, когда зазвонил телефон.

— Если это кто-то из нашей округи, — сказал Джим, когда Филис брала трубку, — то спроси его.

— Алло?

— Здравствуйте. Наверное, вы меня не знаете. Я Мариан Карпентер, живу в вашем квартале. Я просто хотела спросить…мой муж к вам, случайно, не заходил? — Металлический тембр голоса в телефоне помог женщине скрыть страх и беспокойство.

— Знаете, нет. С утра к нам никто не приходил.

— Тогда извините. — Голос в трубке нерешительно замолк.

— Могу ли я что-нибудь для вас сделать? — спросила Филис.

— Ничего не могу понять, — сказала миссис Карпентер. — Джордж мой муж — позавтракал утром со мной. Потом пошел наверх за пиджаком. Больше я его не видела.

— Да?

— Я уверена, что вниз он не спускался. Я пошла наверх посмотреть, отчего он задержался — мы собирались уезжать — но его там не было. Я обыскала весь дом. Я решила было, что Джордж меня разыгрывает, хотя он никогда в жизни этим не занимался, и заглянула под кровати и в шкафы. Потом посмотрела в погребе и спросила о нем у соседей, но никто его не видел. Я подумала, может, он зашел к вам — он как-то об этом говорил…

Филис расказала ей об исчезновении Кармайклов. Они поговорили еще немного, потом Филис положила трубку.

— Джим, — сказала она. — Мне это не нравится. Лучше будет, если ты сообщишь о Кармайклах в полицию.

— И окажемся в дураках, когда выяснится, что они были у друзей в Олбани.

— Придется пойти и на это.

Джим отыскал номер полицейского участка, но линия оказалась занята.

— Придется сходить самому.

— И прихвати вот это. — Она протянула ему бумажный пакет.

Капитан полиции Леснер оказался терпеливым человеком с румяным лицом, которому весь вечер и большую часть утра пришлось выслушивать нескончаемый поток жалоб. Патрульные полисмены были вымотаны, сержанты вымотаны, а самым замотанным был он сам. Тем не менее он пригласил Мэллена в свой кабинет и выслушал его рассказ.

— Я хочу, чтобы вы записали все, что мне рассказали, — сказал Леснер, когда он закончил. — Вчера поздно вечером нам позвонил сосед Кармайклов и сообщил то же самое. Сейчас мы пытаемся их разыскать. Считая мужа миссис Карпентер, получается десять за два дня.

— Десять чего?

— Исчезновений.

— Боже мой, — выдохнул Мэллен и стиснул бумажный пакет. — И все из одного города?

— Все до единого, — резко произнес капитан Леснер, — проживали в этом городе в районе Вэйнсвилл. И даже не во всем районе, а в четырех его кварталах, расположенных квадратом. — Он назвал улицы.

— Я там живу, — сказал Мэллен.

— И я тоже.

— Есть ли у вас догадки, кто может быть… похитителем? — спросил Мэллен.

— Мы не думаем, что это похититель, — ответил Леснер, закуривая двадцатую за сегодня сигарету. — Никаких записок с требованием выкупа. Никакого отбора жертв. Из большей части исчезнувших похититель не смог бы вытянуть ни гроша. А из всех вместе — вообще ничего!

— Выходит, маньяк?

— Конечно. Но как он ухитряется захватывать целые семьи? Или взрослых мужчин вроде вас? И где он прячет их, или их тела? — Леснер резким движением погасил сигарету. — Мои люди обыскивают в городе каждую пядь земли. Этим занят каждый полицейский в радиусе двадцати миль. Полиция штата останавливает машины. И мы не нашли ничего.

— Ах, да, вот еще что. — Мэллен показал ему поддельные продукты.

— Тут я опять-таки ничего не могу вам сказать, — угрюмо признался капитан Леснер. — У меня на это просто нет времени. Кроме вас о продуктах заявляли и другие… — Зазвонил телефон, но Леснер не стал брать трубку.

— Походе на товары черного рынка. Я послал некоторые продукты в Олбани на анализ. Пытаюсь выяснить каналы поступления. Возможно, из привозят из-за границы. Вообще-то ФБР могло… черт бы побрал этот телефон!

Он сорвал трубку.

— Леснер слушает. Да… да. Ты уверена? Конечно, Мэри. Сейчас приеду. — Он положил трубку. Его раскрасневшееся лицо внезапно побледнело.

— Это была сестра жены, — пояснил он. — Моя жена пропала!

Мэллен мчался домой сломя голову. Он резко затормозил, едва не врезался головой в ветровое стекло и вбежал в дом.

— Филис! — закричал он. Где же она? О, боже, подумал он. Если она пропала…

— Что случилось? — спросила Филис, выходя из кухни.

— Я подумал… — Он обнял ее и сжал с такой силой, что она вскрикнула.

— В самом деле, — сказала она с улыбкой. — Мы ведь не молодожены. Хоть мы и женаты целых полтора года…

Он рассказал ей обо всем, что узнал в полиции.

Филис обвела взглядом комнату. Неделю назад она казалась теплой и уютной. Теперь она стала бояться тени под кушеткой, а приоткрытая дверца шкафа бросала ее в дрожь. Она знала, что по прежнему уже не будет.

В дверь кто-то постучал.

— Не подходи, — сказала Филис.

— Кто там? — спросил Мэллен.

— Джо Даттон, ваш сосед по кварталу. Наверное, вы уже слышали о недавних событиях?

— Да, — ответил Мэллен, стоя перед запертой дверью.

— Мы перегораживаем улицы баррикадами, — сказал Даттон. Собираемся присматривать за всеми, кто приходит и уходит. Пора положить этому конец, даже если полиция ни на что не способна. Хотите к нам присоединиться?

— Еще бы, — сказал Мэллен и открыл дверь. На пороге стоял невысокий коренастый человек в старом армейском кителе, сжимающий полуметровую дубинку.

— Я отнесу это обратно к Элджеру, — сказал Мэллен, складывая продукты в бумажный пакет. — Если увидишь еще что-нибудь подобное, сохрани.

— Старый Ручей — лучшее место, — сказал мистер Картер. — Именно там они и прячутся.

Субботнее утро было ясным и великолепным. Мистер Картер спозаранку позавтракал и отправился на Старый Ручей, ступая легко, как мальчишка. Потрепанная шляпа с загнутыми краями торчала у него на голове под легкомысленным углом. Джим Мэллен допил кофе и отправился к дому Кармайклов.

Машина до сих пор стояла в гараже. Окна были по-прежнему распахнуты, стол для бриджа накрыт, к тому же горели все лампы — точно так же, как и накануне вечером. Это зрелище напомнило Мэллену некогда прочитанную историю про брошенный корабль, который шел под полными парусами и на борту у него было все в порядке — но ни единой живой души.

— Может, надо куда-нибудь позвонить? — спросила Филис, когда он вернулся домой. — Я уверена, что здесь явно что-то не в порядке.

— Еще бы. Только кому звонить? — В этом районе они почти никого не знали. Правда, они здоровались при встречах с тремя или четырьмя семействами, но понятия не имели, кто еще был знаком с Кармайклами.

Проблема решилась сама собой, когда зазвонил телефон.

— Если это кто-то из нашей округи, — сказал Джим, когда Филис брала трубку, — то спроси его.

— Алло?

— Здравствуйте. Наверное, вы меня не знаете. Я Мариан Карпентер, живу в вашем квартале. Я просто хотела спросить…мой муж к вам, случайно, не заходил? — Металлический тембр голоса в телефоне помог женщине скрыть страх и беспокойство.

— Знаете, нет. С утра к нам никто не приходил.

— Тогда извините. — Голос в трубке нерешительно замолк.

— Могу ли я что-нибудь для вас сделать? — спросила Филис.

— Ничего не могу понять, — сказала миссис Карпентер. — Джордж мой муж — позавтракал утром со мной. Потом пошел наверх за пиджаком. Больше я его не видела.

— Да?

— Я уверена, что вниз он не спускался. Я пошла наверх посмотреть, отчего он задержался — мы собирались уезжать — но его там не было. Я обыскала весь дом. Я решила было, что Джордж меня разыгрывает, хотя он никогда в жизни этим не занимался, и заглянула под кровати и в шкафы. Потом посмотрела в погребе и спросила о нем у соседей, но никто его не видел. Я подумала, может, он зашел к вам — он как-то об этом говорил…

Филис расказала ей об исчезновении Кармайклов. Они поговорили еще немного, потом Филис положила трубку.

— Джим, — сказала она. — Мне это не нравится. Лучше будет, если ты сообщишь о Кармайклах в полицию.

— И окажемся в дураках, когда выяснится, что они были у друзей в Олбани.

— Придется пойти и на это.

Джим отыскал номер полицейского участка, но линия оказалась занята.

— Придется сходить самому.

— И прихвати вот это. — Она протянула ему бумажный пакет.

Капитан полиции Леснер оказался терпеливым человеком с румяным лицом, которому весь вечер и большую часть утра пришлось выслушивать нескончаемый поток жалоб. Патрульные полисмены были вымотаны, сержанты вымотаны, а самым замотанным был он сам. Тем не менее он пригласил Мэллена в свой кабинет и выслушал его рассказ.

— Я хочу, чтобы вы записали все, что мне рассказали, — сказал Леснер, когда он закончил. — Вчера поздно вечером нам позвонил сосед Кармайклов и сообщил то же самое. Сейчас мы пытаемся их разыскать. Считая мужа миссис Карпентер, получается десять за два дня.

— Десять чего?

— Исчезновений.

— Боже мой, — выдохнул Мэллен и стиснул бумажный пакет. — И все из одного города?

— Все до единого, — резко произнес капитан Леснер, — проживали в этом городе в районе Вэйнсвилл. И даже не во всем районе, а в четырех его кварталах, расположенных квадратом. — Он назвал улицы.

— Я там живу, — сказал Мэллен.

— И я тоже.

— Есть ли у вас догадки, кто может быть… похитителем? — спросил Мэллен.

— Мы не думаем, что это похититель, — ответил Леснер, закуривая двадцатую за сегодня сигарету. — Никаких записок с требованием выкупа. Никакого отбора жертв. Из большей части исчезнувших похититель не смог бы вытянуть ни гроша. А из всех вместе — вообще ничего!

— Выходит, маньяк?

— Конечно. Но как он ухитряется захватывать целые семьи? Или взрослых мужчин вроде вас? И где он прячет их, или их тела? — Леснер резким движением погасил сигарету. — Мои люди обыскивают в городе каждую пядь земли. Этим занят каждый полицейский в радиусе двадцати миль. Полиция штата останавливает машины. И мы не нашли ничего.

— Ах, да, вот еще что. — Мэллен показал ему поддельные продукты.

— Тут я опять-таки ничего не могу вам сказать, — угрюмо признался капитан Леснер. — У меня на это просто нет времени. Кроме вас о продуктах заявляли и другие… — Зазвонил телефон, но Леснер не стал брать трубку.

— Походе на товары черного рынка. Я послал некоторые продукты в Олбани на анализ. Пытаюсь выяснить каналы поступления. Возможно, из привозят из-за границы. Вообще-то ФБР могло… черт бы побрал этот телефон!

Он сорвал трубку.

— Леснер слушает. Да… да. Ты уверена? Конечно, Мэри. Сейчас приеду. — Он положил трубку. Его раскрасневшееся лицо внезапно побледнело.

— Это была сестра жены, — пояснил он. — Моя жена пропала!

Мэллен мчался домой сломя голову. Он резко затормозил, едва не врезался головой в ветровое стекло и вбежал в дом.

— Филис! — закричал он. Где же она? О, боже, подумал он. Если она пропала…

— Что случилось? — спросила Филис, выходя из кухни.

— Я подумал… — Он обнял ее и сжал с такой силой, что она вскрикнула.

— В самом деле, — сказала она с улыбкой. — Мы ведь не молодожены. Хоть мы и женаты целых полтора года…

Он рассказал ей обо всем, что узнал в полиции.

Филис обвела взглядом комнату. Неделю назад она казалась теплой и уютной. Теперь она стала бояться тени под кушеткой, а приоткрытая дверца шкафа бросала ее в дрожь. Она знала, что по прежнему уже не будет.

В дверь кто-то постучал.

— Не подходи, — сказала Филис.

— Кто там? — спросил Мэллен.

— Джо Даттон, ваш сосед по кварталу. Наверное, вы уже слышали о недавних событиях?

— Да, — ответил Мэллен, стоя перед запертой дверью.

— Мы перегораживаем улицы баррикадами, — сказал Даттон. Собираемся присматривать за всеми, кто приходит и уходит. Пора положить этому конец, даже если полиция ни на что не способна. Хотите к нам присоединиться?

— Еще бы, — сказал Мэллен и открыл дверь. На пороге стоял невысокий коренастый человек в старом армейском кителе, сжимающий полуметровую дубинку.

— А почему вернулись дети?

— Да ради бога, Мэллен, не станете же вы требовать от меня объяснений всяких мелочей? Просто это хорошая рабочая теория. Нужно раздобыть побольше фактов, и тогда мы разберемся во всем.

— Приветик! — воскликнул мистер Картер, выходя из гаража. Он держал две великолепные форели, тщательно почищенные и вымытые.

— Форель — это достойный боец и вкуснейшая рыба. Великолепнейший спорт и великолепнейшая еда! — Он неторопливо пошел к дому.

— А у меня есть теория получше, — сказала жена соседа, уперев руки в мощные бедра.

Мужчины обернулись и посмотрели на нее.

— Кто тот единственный человек, которому совершенно наплевать на все, что с нами происходит? Кто шляется по всему району с мешком, в котором якобы лежит рыба? Кто говорит, что все свое время проводит на рыбалке?

— Ну, нет, — сказал Мэллен. — Только не дедуля Картер. У него целая философия насчет рыбалки…

— Плевать мне на его философию! — взвизгнула женщина. — Он одурачил вас, но не одурачит меня! Я знаю только, что единственный человек в округе, которого ничего не волнует, и что он где-то целыми днями бродит, и что он, наверное, заслуживает по меньшей мере линчевания! — Выпалив это, она повернулась и помчалась к своему дому.

— Послушайте, Мэллен, — сказал лысый сосед. — Извините. Вы ведь знаете, каковы женщины. Она все равно волнуется, хотя и знает, что Дэнни в госпитале и ему ничто не грозит.

— Конечно, — ответил Мэллен.

— Она ничего не понимает насчет пространственно-временного континуума, — откровенно признал сосед. — Но вечером я ей все объясню, и утром она извинится. Вот увидите.

Мужчины пожали друг другу руки и разошлись по домам.

Темнота наступила быстро, и в городе зажглись прожектора. Лучи света пронизывали пустые улицы, заглядывали во дворы, отражались от запертых окон. Обитатели Вэйнсвилла приготовились ждать новые исчезновения.

Джим Мэллен страстно желал добраться до того, кто все это проделывает. Хотя бы на секунду — больше не потребуется. Но ему оставалось лишь сидеть и ждать. Он ощущал свою полную беспомощность. Губы его жены побледнели и потрескались, глаза утомились от недосыпания. Но мистер Картер был бодр, как всегда. Он поджарил форель на газовой плитке и угостил их рыбой.

— Нашел сегодня чудесную тихую заводь, — объявил он. — Она недалеко от устья Старого Ручья. Я ловил там весь день, валялся на травке и смотрел на облака. Удивительная вещь, эти облака! Я пойду туда завтра и посижу еще денек. Потом пойду в другое место. Мудрый рыбак никогда не облавливает одно место до конца. Умеренность — тоже часть его кодекса. Немного возьми, немного оставь. Я частенько думаю…

— Папа, пожалуйста, хватит! — выкрикнула Филис и зарыдала. Мистер Картер печально покачал головой, понимающе улыбнулся и доел свою форель. Потом пошел в гостиную мастерить новую муху.

Совершенно вымотанные, Мэллены пошли спать…

Мэллен проснулся и сел. Рядом спала жена. Светящийся циферблат его часов показывал четыре пятьдесят восемь. Почти утро, подумал он.

Он встал, натянул купальный халат и тихо спустился вниз. За окном гостиной мелькал свет прожекторов, на улице стоял патрульный.

Успокоительное зрелище, подумал он и пошел на кухню. Тихо двигаясь, он налил себе стакан молока. На холодильнике лежал свежий пирог, и он отрезал себе ломоть.

Похитители, подумал он. Маньяки. Дыра в пространстве. Марсиане. Или любая их комбинация. Нет, неверно все это. Жаль, что он не помнит, о чем хотел спросить мистера Картера. Это было нечто важное.

Он сполоснул стакан, положил пирог обратно на холодильник и вышел в гостиную. И неожиданно его резко дернуло в сторону.

Что-то вцепилось в него! Он замахал руками, но ударить было некого. Что-то стиснуло его стальной хваткой и валило с ног. Он откинулся в противоположную сторону, изо всех сил упираясь ногами, но тут его оторвало от пола, и он провисел секунду в воздухе, извиваясь и дрыгая ногами. Ребра сжало так, что он не мог дышать, не мог издать ни звука. Его потянуло вверх.

Дыра в пространстве, подумал он и попытался закричать. Его мелькающие руки ухватились за край кушетки, но она поднялась в воздух вместе с ним. Он дернулся, хватка на мгновение ослабла, и он рухнул на пол.

Он пополз к двери. Тут его схватило снова, но он был уже возле радиатора. Он ухватился за него обеими руками и намертво вцепился, сопротивляясь неведомой силе. Он снова дернулся, и смог освободить одну ногу, затем вторую.

Отрывающая сила возросла, и радиатор угрожающе затрещал. Мэллену казалось, что сейчас его разорвет пополам, но он держался, напрягая до предела каждый мускул. И тут его неожиданно и полностью отпустило.

Он обессиленно упал на пол.

Он очнулся уже днем. Филис, закусив губу, брызгала ему в лицо воду. Он моргнул и несколько секунд соображал, где находится.

— Я все еще здесь? — спросил он.

— Ты цел? — встревоженно сказала Филис. — Что произошло? О, дорогой! Давай уедем отсюда…

— Где твой отец? — спросил Мэллен, поднимаясь на ноги.

— На рыбалке. Сядь, пожалуйста. Я позвоню врачу.

— Нет. Подожди. — Мэллен прошел на кухню. На холодильнике стояла коробка с пирогом. На ней было написано «Кондитерская Джонсона. Вэйнсвилл, Нью-йорК». В слове «Нью-йорк» буква «к» была заглавной. Действительно, совсем маленькая ошибка.

А мистер Картер? Может, разгадка в нем? Мэллен бросился наверх и оделся. Он смял коробку из-под пирога и сунул ее в карман, затем выбежал на улицу.

— Не прикасайся ни к чему, пока я не вернусь! — крикнул он Филис. Она увидела, как он сел в машину и резко тронулся с места. С трудом сдерживая слезы, она пошла на кухню.

Мэллен добрался до Старого Ручья за пятнадцать минут. Он вылез из машины и пошел вверх по течению.

— Мистер Картер! — кричал он на ходу. — Мистер Картер!

Он шел и кричал полчаса, забираясь все глубже и глубже в лес. Теперь деревья стали нависать над водой, и ему пришлось пойти вброд, чтобы двигаться достаточно быстро. Он торопился, и шел все быстрее, разбрызгивая воду, оскальзываясь на камнях и пытаясь бежать.

— Мистер Картер!

— Эй! — Услышал он голос старика. Он пошел на звук вдоль бокового притока ручья. Там он и обнаружил мистера Картера, который сидел на крутом берегу маленькой заводи, держа в руках длинную бамбуковую удочку. Мэллен выкарабкался на берег и сел рядом.

— Отдыхай, сынок, — сказал мистер Картер. — Рад, что ты послушал моего совета насчет рыбалки.

— Нет, — не успев еще отдышаться, сказал Мэллен. — Я хочу, чтобы вы мне кое-что рассказали.

— Охотно, — сказал старик. — Что же ты хочешь узнать?

— Рыбак никогда не вылавливает заводь полностью, верно?

— Я не стану. Но кто-нибудь может.

— И еще наживка. Каждый хороший рыбак ловит на искусственную наживку?

— Я горжусь своими мухами, — сказал Картер. — Я пытаюсь сделать их как можно более похожими на настоящих насекомых. Вот, например, отличная копия шершня. — Он вытянул из шляпы желтый крючок. — А вот и симпатичный комар.

Неожиданно леска шевельнулась. Старик легко и уверенно вытянул рыбу на берег. Он сжал в руке разевающую рот форель и показал ее Мэллену.

— Молодой еще парнишка — я его брать не буду. — Он осторожно вытащил крючок и отпустил рыбу в воду.

— А когда вы бросаете их обратно — разве, по-вашему, он еще попадется? Разве не расскажет остальным?

— О, нет, — сказал Картер. — Такой опыт их ничему не учит. Некоторые молодые рыбины попадались мне по два-три раза. Им еще надо подрасти, тогда они немного поумнеют.

— Наверное. — Мэллен посмотрел на старика. Мистер Картер совсем не замечал окружающий его мир, его не коснулся ужас, поразивший Вэйнсвилл.

Рыбак живет в своем собственном мире, подумал Мэллен.

— Был бы ты здесь час назад, — сказал мистер Картер. — Какого красавца я тогда подцепил. Мощный парень, никак не меньше двух фунтов. Ну и схватка была для такого старого боевого коня, как я! И он сорвался. Но будут и другие… Эй, ты куда?

— Обратно! — крикнул Мэллен, шумно спрыгивая в ручей. теперь он знал, что хотел отыскать у старого рыбака. Параллель. Теперь она стала ему ясна.

Безобидный мистер Картер, вытягивающий форель, был в точности похож на другого, более могучего рыбака, вытягивающего…

— Бегу предупредить остальных рыб! — крикнул, обернувшись, Мэллен, и неуклюже заспешил назад по дну ручья. Хоть бы Филис ничего не успела съесть! Он вытащил из кармана смятую коробку из-под пирога и отшвырнул ее изо всех сил. Проклятая наживка!

А рыбаки, каждый в своей обособленной сфере, улыбнулись и снова забросили удочки.

Уметь держать картинку (антипаника)

Общественное мнение — огромная сила. Паника начинается с одного и в режиме цепной реакции передается друг другу, охватывая окружающий мир, с намного большей скоростью, чем причина, породившая эту панику — коронавирус.

И уже неважно что за опасность скрывается под этим названием, важна картинка, создавшаяся паникой.
А ДЛЯ ВСЕХ НАС, ЖИЗНЕННО ВАЖНА картинка в СВОЕй голове, пусть она будет, побитая или покореженная но СВОЯ, ещё способная противостоять ужасному давлению, ввергающему в воронку падающего в обрыв большинства.

Извилистая дорога, мост через реку с плотиной, горы

Чумной район (Роберт Шекли). Фантастический рассказ

Рассказ вошел в сборник «Вы что-нибудь чувствуете, когда я делаю это?»/«Того же и вам, но вдвойне», выпущенный в 1972 г.

Неопытные путешественники стараются материализоваться в каком-нибудь укромном месте, в уединении. Они возникают на помойках, в складских помещениях, в телефонных будках, отчаянно надеясь, что переход выполнен гладко. И неизбежно подобное поведение только привлекает к ним внимание — то самое, чего они хотели избежать. Но для такого опытного путешественника, как я, переход — пустяк. Место моего назначения — Нью-йорк в августе 1988 года. Я выбрал вечерний час пик и материализовался в гуще толпы на Таймс-сквер.

Конечно, для этого требуется определенная сноровка. Нельзя же просто появиться. Надо сразу начать двигаться: голова слегка наклонена, плечи чуть сгорблены, в глазах бессмысленное выражение. Тогда никто тебя не заметит.

Я провел всю операцию превосходно и, держа в руке чемоданчик, поспешил в центр. Там, возле пруда у вашингтонской арки, опустил чемоданчик на землю и возвел руки к небу. На меня оглянулось несколько человек.

— Подходите, друзья! — воскликнул я. — Подходите скорей! Не упускайте возможность. Не надо смущаться и робеть, подходите ближе и слушайте добрые вести.

Стала собираться маленькая толпа. Ко мне обратился молодой парень:

— Эй, что вы продаете?

Я улыбнулся ему, но не ответил. Мне нужна большая аудитория.

— Подождите же, друзья, подходите и внемлите. Это то, чего вы ждали, прекрасная возможность, последний шанс!

Вскоре собралось человек тридцать, и я решил, что для начала достаточно.

— Славные жители Нью-йорка! — воззвал я. — Я хочу поговорить о загадочном заболевании, неожиданно вошедшем в ваши жизни, об эпидемии, попросту называемой Синей Чумой. Сейчас вы уже знаете что спасения от этого безжалостного убийцы нет. Конечно, врачи продолжают заверять вас, что ведутся исследования, что скоро, дескать, будет найден ключ и определена радикальная терапия. Но на самом деле у них нет ни сыворотки, ни антител — ничего. Да и откуда? Ученые не в состоянии даже выяснить причины заболевания! Пока они наработали лишь пустые и противоречивые теории. Из-за жуткой активности и быстрого распространения возбудителя, чрезвычайной заразности и неизвестных последствий мора можно ожидать, что врачи не успеют найти вовремя лекарство для вас, страдающих. Вся история несчастного человечества ясно показывает: несмотря на попытки контроля и лечения, эпидемии свирепствуют до тех пор, пока не исчерпывают себя.

Кто-то в толпе засмеялся; многие улыбались. Я объяснил это для себя истерией и продолжал:

— Что же делать? Останетесь ли пассивными жертвами чумы, обманутые напускным спокойствием правителей? Или осмелитесь использовать что-то новое, не отмеченное штампом согласия дискредитировавших себя политико-медицинских властей?

К тому времени толпа разрослась человек до пятидесяти. Я быстро окончил свою речь.

— Врачи не могут защитить вас от Синей Чумы, нет, друзья мои. Но я могу!

Не теряя ни секунды, я раскрыл чемоданчик и зачерпнул пригоршню больших белых таблеток.

— Вот лекарство, которое усмирит Синюю Чуму! Нет времени объяснять, откуда оно у меня и как действует. Не буду я нести и научную тарабарщину. Вместо этого я предоставлю конкретные доказательства. Толпа притихла и обратилась в напряженное внимание. — Приведите мне заболевшего! вскричал я. — Приведите десять. И если в них еще теплится жизнь, они встанут на ноги! Ведите их ко мне, друзья! Я вылечу любого — мужчину, женщину или ребенка — страдающего от Синей Чумы!

Секунду еще продолжалось молчание; затем толпа взорвалась смехом и аплодисментами. Я поражение услышал реплики, доносящиеся со всех сторон.

— Студенты веселятся…

— Для хиппи он староват…

— Спорю, это пойдет по телевидению…

— Эй, мистер, что вы затеяли?

Я был слишком потрясен, чтобы пытаться ответить. Я просто стоял у своего чемоданчика, зажав в руке таблетки. Толпа постепенно рассеялась, осталась только одна девушка.

— Так что это все значит? — спросила она. — Реклама? Вы собираетесь открыть ресторан или магазинчик? Расскажите мне. Может я помогу вам с оформлением документов.

Хорошенькая девушка. Лет двадцати, стройная, темноволосая и кареглазая. Ее трогательная самоуверенность вызвала у меня жалость.

— Это не шутка. Если вы не будете остерегаться чумы…

— Какой чумы? — изумилась она.

— Синей Чумы. Чумы, которая свирепствует в Нью-йорке.

— Послушайте, приятель, никакой чумы в Нью-йорке нет — ни синей, ни желтой, ни черной, никакой другой. Ну признайтесь, что вы задумали?

— Нет чумы? — переспросил я. — Вы уверены?

— Совершенно.

» Наверное, держат в тайне… — пробормотал я. Хотя это невозможно… От пяти до десяти тысяч смертей ежедневно трудно скрыть от газет… Сейчас август 1988 года?

— Да. Эй, что вы побледнели? Как вы себя чувствуете?

— Прекрасно, — ответил я, что не соответствовало истине.

— Вам, пожалуй, лучше присесть.

Она подвела меня к садовой скамейки. Неожиданно мне пришло в голову, что я ошибся годом. Может быть, компания имела в виду 1990 или 1998. Если так то меня могут лишить торговой лицензии за продажу лекарства в незараженном регионе.

Я вытащил бумажник и достал тоненькую брошюру, озаглавленную: «Чумной район». Брошюра содержала даты всех великих эпидемий, их типы, количество погибших и другие важные сведения. С огромным облегчением я убедился, что нахожусь в нужном месте и в нужное время.

— «Чумной район»? — удивилась девушка, заглянув через мое плечо. — Что это такое?

Мне следовало скрыться. Мне следовало даже вообще дематериализоваться. Компания давала на этот счет строжайшие указания. Но мне теперь было все равно. Я внезапно захотел побеседовать с этой очаровательной девушкой в старинной одежде, сидевшей на солнышке радом со мной в обреченном городе.

— «Чумной район» — это список дат и мест, где разражались или еще будут свирепствовать основные эпидемии. Такие, как и Великая Чума в Константинополе в 1346 году или лондонская чума 1664 года.

— Вы, надо полагать, там были?

— Да. Меня послала компания «Медицинская помощь во времени».

— Значит, вы из будущего?

— Да.

— Вот чудесно! — воскликнула она. — Только вы ошиблись. У нас нет чумы.

— Что-то не так, — признался я. — И словно нарочно задерживается мой помощник — разведчик.

— Вероятно, затерялся во временном потоке…

Она наслаждалась собой; мне же все происходящее казалось отвратительным. Девушка, если только она не из единиц счастливцев, чуму не переживет. С другой стороны, разговор с ней меня увлекал. Я никогда не беседовал с жертвой эпидемии.

— Что ж, — произнесла она, — приятно было познакомиться. Боюсь, однако, что вашему рассказу никто не поверит.

— Надеюсь, — я достал из кармана горсть таблеток. Пожалуйста, возьмите их.

— О…

— Серьезно. Для вас и вашей семьи. Сохраните их, пожалуйста. Они еще пригодятся, вот увидите.

— Ну хорошо, премного вам благодарна. Счастливого путешествия во времени.

Я смотрел ей вслед. Мне показалось, что, завернув за угол, она выбросила таблетки. Впрочем, не уверен.

Я сидел на садовой скамейке и ждал.

Джордж появился за полночь. Я обратился к нему с гневной тирадой:

— Что произошло? Я чуть не опростоволосился! Тут нет никакой чумы!

— Успокойся, — сказал Джордж. — Я должен был прибыть сюда неделю назад, но компания получила правительственную директиву отложить операцию на год. Затем распоряжение отменили, и все пошло по плану.

— Почему меня никто не предупредил?

— Тебя собирались уведомить. Но в суматохе… Мне очень жаль, поверь. Теперь можно начинать.

— А стоит ли?

— Что «стоит»?

— Сам знаешь.

Он пристально посмотрел на меня.

— Что с тобой случилось? В Лондоне ты был не таким.

— Но то был 1664 год, а это 1988. Он ближе к нашему времени. И люди выглядят более… человечными.

— Надеюсь, ты ни с кем здесь не братался, — заметил Джордж.

— Конечно, нет! Джордж вздохнул.

— Я знаю, наша работа может стать эмоционально неприятной. Но надо же трезво смотреть на вещи. Бюро Населения предоставило им богатый выбор. Оно дало им водородную бомбу.

— Да.

— Но они не испытали ее друг на друге. Бюро дало им все средства для ведения действительно масштабной бактериологической войны, но и их они не использовали. Наконец, Бюро предоставило необходимую информацию, чтобы сознательно сократить рост населения. Но они и этого не сделали. Они продолжали просто бездумно размножаться, вытесняя остальные виды и друг друга, пачкая и отравляя Землю.

Я знал все это, однако, слушая, постепенно приходил в себя.

— Ничто не может расти безгранично, — продолжал Джордж. — Все живое должно находиться под контролем. У большинства видов такое выравнивание происходит естественным путем. Но люди вышли из-под власти природы. Они должны сами выполнять эту работу.

Джордж вдруг побледнел и еле слышно добавил:

— Только люди никогда не видят необходимости прореживать свои ряды. Никак не могут научиться… Вот почему необходимы наши чумы.

— Ну хорошо, — сказал я. — Давай.

— Около двадцати процентов выживет, — произнес Джордж, словно уговаривая себя.

Он вынул из кармана плоскую серебряную флягу. Отвинтил колпачок. Опрокинул флягу над канализационном люком.

— Вот и все. Через неделю начинай продавать свои таблетки.

После этого планом предусмотрены остановки в Лондоне, Париже, Риме, Стамбуле, Бомбее…

Я кивнул. Наша работа необходима. Но иногда трудно быть садовником людей.