Блог

Немного о трансе

Half-Life-Tree-2048x2560Сложно передавать свои ощущения когда пытаешься поделиться опытом. Например, употребление только что сваренной картошки. Её вкус, вид и запах, в сочетании с простыми ингредиентами фантастичен. После слива кипящей воды, она крахмально-рыхлая, от неё идёт густой пар, и по её внешнему виду можно почувствовать обжигающую рассыпчатость.
Не хватает, обязательно, крупной соли, кристалликами, покрывающей поверхность неоднородно развалившихся картофелин, местами покрытыми подтаявшим или растаявшим желтоватым слоем сливочного масла. Почему, спросите, крупной солью? Да потому, что восприятие контрастно: масляно-солевой соус, неоднородный по консистенции и по покрытию, раскрывает, даёт ощутить восхитительный вкус, именно своими перепадами и непостоянством. Можно ещё малосольной, жирной селёдочки, и мясистого, с каплями влаги на срезах лучка… Вкусно…?

Кому-то да, а кто-то ненавидит картошку или масло.
А дождевые черви? Берёшь его за кончик хвоста, поднимаешь над головой, подхватываешь другой конец губами и всасываешь с хлюпаньем, как макаронину. А после старательно пережевываешь, ощущая, как нежная мякоть во рту тает, начиная снабжения нашего организма питательными веществами. Большая часть, читающих эти строки, наверное, брезгливо сморщилась. Но где-то на востоке, этот образ был бы вполне приемлемым.

Наше отношение к тем или иным событиям формируется нашими представлениями. Эмоционально мы «проживаем» не реальные события, а наше представление об этих событиях (причём, часто худший вариант). Для кого-то услышать оскорбление – сильная негативная эмоция, для кого-то – слабая. Наверное, есть и такие, которые получат от этого удовольствие. Информация о событиях (зрительная, слуховая, тактильная, обонятельная, осязательная) приходит приблизительно одинаковая, а вот интерпретируем мы её по разному. А потом, ВАШЕ внимание обращается на наиболее сильную эмоцию в ВАШЕМ теле, и это становиться командой для поведения.

А ведь эмоции часто «врут», их проявление не соответствует оптимальному развитию ситуации, поскольку обусловлены воспитанием и прошлым опытом, а не реальной необходимостью. Паук или жук, или собака, или темнота, или электричка, или лифт, или закрытое пространство, или мужчина, или женщина, или…, часто реально не опасны, но ты визжишь от страха или замираешь от парализующего ужаса, хотя бояться нужно другого, чего, возможно, ты не замечаешь.

Когда вы смотрите телевизор, водите машину, находитесь на службе в церкви, рисуете картины, пишете стихи, занимаетесь сексом, вы периодически входите в особое состояние, характеризующееся рассеиванием внимания, вы, как будто, растворяетесь в окружающей действительности, становясь её частью. Нет тех эмоций, на которых вы обычно зацикливаетесь, и это даёт возможность моделировать в своём внутреннем мире разные реальности. Это и есть трансовые состояния.

Трансовые состояния дают возможность испытывать разные эмоциональные реакции на одно и то же событие. При определённых условиях в этом состоянии возможно ОЩУТИТЬ МИР ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА. И именно эти состояния дают возможность «раскрыть», почувствовать, прожить максимально наполнено события в вашей или не в вашей жизни.

То что плохо или тебя не устраивает можно менять, хотя этот процесс может быть долог и зачастую неприятен, хотя и сильно пересоленную картошку есть тоже можно ВСЮ ЖИЗНЬ; желудок наполняет, жизнь поддерживает, ПРОСТО НЕВКУСНО.

Забвение (зарисовка)

 

big05В жаркий, душный день, когда пропекает и снаружи, и внутри, и солнце палит нещадно, и нет облаков, и пыль, ставшая летучей, лишившись влаги, покрывает окружающий мир тонким слоем, каждое движение добавляет температуры. Пот моментально начинает стекать струйками по телу, проступать испариной на лбу, стоит только попасть в закрытое, нагретое пространство без кондиционера.
Любой фактор, несущий облегчение, воспринимается как счастье. Слабое дуновение ветерка – и понимаешь, насколько сильно тебя сковал хитиновый панцирь жары, чувствуя, или скорее ощущая, движение воздуха, стараясь подставлять части тела, дабы сменить застоявшуюся, перегревшуюся часть воздуха на более свежую. Под струями воздуха, там где проступила влага в виде крупных или мелких капель пота, можно даже испытать лёгкий холодок при испарении. Тень, ради которой можно и удлинить маршрут.

Когда становится совсем невмоготу, особый кайф входить из жары в помещение, где работает кондиционер… Ты буквально вплёскиваешь своё расплавленное тело в этот оазис жизни, на какой-то период времени забывая об окружающей действительности, концентрируясь на остром физиологическом удовольствии снятия напряжения. Глаза привыкают к освещению в помещении, и вот перегретый двигатель внешне слегка охлаждён, и можно возвращаться к жизни, ощущая как жёстко двигается распухший язык в пересохшем рту.

Сознание продолжает выхватывать картинки и звуки способные повлиять на состояние расплава. Звук и вид струи пива, с шипением и завихрениями пропадающей в быстро растущей над покрытым изморозью краем бокала пышной шапке белоснежной пены. Оно так пенится, что приходится пускать струю по стенке бокала, чтобы гладко уложить в стеклянное ложе. Движение рук бармена, с подкручиванием винтов, изменением угла подачи, напоминает ритуальное действо.

При виде этой картины, сулящей свежесть, прохладу и покой делаешь непроизвольное сглатывание вязкой слюны, ощущая возросшую сухость прикосновением языка к шершавой поверхности нёба. О иллюзия предвкушения, более сладкая чем самая реальная реальность! Я мысленно делаю большой, в полбокала, глоток, утопив нос в пене, вдыхая прохладный солодовый запах. Кадык мерно ходит, помогая непрерывному поступлению прохладного эликсира. И можно это делать жадно насыщаясь, а можно медленно смакуя, ориентируясь на температуру охлаждаемого объекта. И, после того как бокал выпит, можно перевести дух, перемещая внимание от процесса охлаждения и насыщения влагой к процессу умиротворения.

Там где-то глубоко-глубоко молекулы спирта, всасываясь через стенки пищевода в кровь, совершая круг почёта вместе с кислородом и питательными веществами, доставляются в мозг. А он (мозг), исстрадавшись от жизненных неурядиц и страданий, жаждет покоя.

И вот он приходит, господин Покой, медленно и неотвратимо. По мере концентрации спирта в мозгу окружающий мир становится добрым и мягким, женщины – красивыми, мужчины – дружелюбными. Все тревожное, гнетущее, уходит, отпускает, как отпускает давно мучавшая зубная боль после приёма обезболивающего. Довлеющий над тобой груз житейских проблем растворяется, открывая чистое пространство для свободного полёта фантазий. Только сейчас ты понимаешь, как ты перегружен и напряжён в процессе жизни, и тут же приходят спасительные мысли, дающие 100% надежду: всё ещё можно спасти, вернуть, все мечты, надежды, цели.

Завтра, да завтра, даже можно кому-то позвонить и о чём-то договориться, чтобы обязательством подкрепить своё решение. А сейчас необходимо ещё принять чудодейственного напитка, чтобы продумать все аспекты будущих изменений, ну и отдохнуть перед будущими свершениями.

Фантазии тем и хороши, что концовка может быть любой…

Атмосфера (эмоциональная зарисовка)

Атмосфера. Атмосфера места… Что приходит в голову, когда читаешь эти строки? Буквально – среда, которая тебя окружает, её отличительные особенности: температура, прозрачность, влажность, наличие примесей, и, соответственно, запахов…

А если опосредованно? Что может иметь одинаковое словесное обозначение и похожий смысл? Какая ещё может быть среда, влияющая на качество нашей жизни? ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ атмосфера места. Что-то слабо уловимое и плохо измеряемое, и, конечно, зависящее от качества обстановки, но как-то уж очень своеобразно.

Бывает место, в котором ты находишься, имеет идеальные показатели для физиологии, а эмоциональное состояние на нуле или даже в минусе. А бывает холодно, голодно, мокро, душно, а душа «поёт»от переполняющих её приятных чувств так, что даже через край льётся. И на это влияют два связанных фактора:
— во-первых, ваш настрой, состояние, эмоциональный фон, с которым вы находитесь в условленном месте,
— во-вторых, собственная атмосфера места, в которое вы попадаете.

atmosphereИ здесь, конечно, важно сочетание факторов, вызывающих эмоциональные ассоциации. Например, тихая классическая музыка в сочетании со сладким запахом выпечки и ароматного кофе, лёгкая прикрытость колышущимися занавесками прямых солнечных лучей, мраморные столики со свежими букетиками фиалок, на стенах – старинные репродукции…

Или лёгкий полумрак, за окном – уходящее солнце окрашивает в красноватые оттенки горизонт, готовящиеся ко сну пышные облака, трески цикад и звуки других насекомых. Бутылка опустошённого наполовину красного, очень тёмного, почти чёрного, напитка. Два бокала на тонких ножках: один – наполнен наполовину, в другом – чуть на донышке, и маслянистые дорожки напитка, на стенках. Свет бликует и частично утопает в глубинах наполненных сосудов, пепельница, с поднимающейся непрерывной струйкой дыма от лежащей в выемке сигареты…

Или широкая река, сумерки. На берегу разбросаны удилища. Палатки под деревьями, относительно недалеко от кромки воды. Рядом приютился черно-красной кучкой почти прогоревший костёр. Сыро, накрапывает дождь. Комары вьются размытой тучей. Ночь будет холодной. На складном столике бутылка водки, со скрученной пробкой. Четыре стоящих вразнобой гранёных стакана, открытая банка тушёнки, с воткнутой суповой ложкой, крупно порезанный черный хлеб, 2-3 огурца, очищенная луковица…

У каждого своя атмосфера. Поймите ее, попадите в нее, а еще лучше создайте и человек станет вам ближе

Бессонница (зарисовка)

Иногда пробуждение сваливается мучительно и внезапно. Возникает ощущение места, состоящего только из тревоги. Как будто ты внезапно оказался в тёмном помещении, наполненном всевозможными ужасами и кошмарами, и первое желание – вернуться обратно в сон, в сладкую негу, наполненную мягкими удовольствиями. Но что-то упругое мешает, постоянно вбрасывая в центр ристалища.
И, ощутив тщетность попыток возврата обратно, начинаешь подчиняться движению на выход. Сознание вступает в свои права, загружая файлы, возвращая идентичность. И, вынырнув, уже можно ответить на вопросы: «Кто я?», «Где я?». Границы знания, постепенно расширяясь, дают уже полную картину бытия. И ответы на вопросы приходят без задержки.

В возвращающемся мире неизменной остаётся лишь дискомфортно тревожная пустота со сложноопределяемым расположением. Прислушавшись к этой пустоте, начинаешь различать обрывки мыслей и идей, кружащих в водовороте. Сталкиваясь друг с другом, цепляя острыми мелкими краями окружающие объекты, они витают, создавая особую зону. Неопределённая тревожность заложена в этом скоплении переплетённых между собой объектов. Двигающихся стаей, создающих иллюзию единого объекта, рассыпающихся при попытке взять, смягчить и успокоить. Ворочаясь, тщетно пытаешься найти физическое положение покоя, как при зубной или внутренней боли, пытаясь соединить порванные проводки на весу.

И вот здесь наступает момент истины. Есть ли мощное средство, способное поглотить разошедшуюся стихию? Есть ли ниточка, за которую можно потянуть, или тропинка, по которой можно придти в нужное место? Или воспоминание, которое, убрав лишнее, сможет транспортировать обратно в сон, как когда-то кто-то из близких, которых давно уже нет рядом, нёс тебя, взяв в охапку, в одеяле или в полотенце, нежно прижимая к себе, уткнувшись в макушку или в висок…

Или придётся вставать, окончательно стряхивая сон, пытаясь заполнить внутренний мир бытовыми делами, информацией из круглосуточно работающего телевизора, обрекая себя на состояние между бодрствованием и сном до следующего сна…

Бессонница

Свобода (эмоциональный очерк)

Ты начинаешь просыпаться, сквозь дрёму слышишь, как дождь барабанит по гулким поверхностям, и вспоминаешь – тебе никуда не надо идти, ты никому ничего не должен.

сон, пробуждение, покой, дождь, рассвет, морфей

За окном серая, наполненная сыростью мгла. Мерный шелест капель напоминает тебе: спать, спать, спать. Там мокро и сыро, а здесь тепло и сухо. Мягкое одеялко и удобная подушка – как составные уютного постельного гнезда. Оплот комфортного покоя.

3922913_large
Или за окном проступают рассветные солнечные лучи, и вместе с ними пробуждается деревенская природа, смешав звуки подворья с кудахтаньем кур, писком сбившихся для тепла в тесную стайку маленьких жёлтеньких птенчиков, мычанием выгоняемых на пастбище коров, довольным хрюканьем и повизгиванием возящихся во дворе свиней. И звуки леса, в которых преобладает пение птиц с фоном из низкого жужжания насекомых: пчёл, шмелей, оводов, мух, жуков, ос. Где из общего хоровода периодически выбивается соло подлетевшей к тебе мухи или комара. Дирижёром этого многоголосого коллектива выступает солнечный свет, когда первые лучи заставляют пробуждаться одинокие голоса, а потоки солнечного света питают энергией целые оркестры участников круговорота под названием жизнь.

Состояние между сном и бодрствованием – это особый режим мозга, когда какая-то часть, проснувшись, по необходимости, может пробудить остальную часть, а может и опять погрузиться в сон. О, эти мгновения осознанного удовольствия погружения в покой и мир фантастических преобразований, под шум дождя или под звуки пробуждающейся природы. И опять, засыпая, ты знаешь: через час или полтора, ты проснёшься отдохнувшим, выспавшимся, полным сил и энергии, или мозг, зацепившись за какую-то «безумно важную» мелочь, вытащит тебя из объятий морфея. И тогда, возможно, тебя ожидает «чудесный» день с «необычайно прекрасными» ощущениями опустошения и усталости?

Галлюцинация (зарисовка)

wallpapers_71485Видение галлюцинаций – это повод обратиться к специалисту соответствующего профиля. И, наверное, это обусловлено тем, что эти процессы, являясь составной частью болезненного состояния, как правило, вызывают негативные эмоции. 

А представьте, как бы было здорово, если бы галлюцинации приносили пользу, положительные эмоции и были элементом нашей культуры.

Например, сидите вы, готовитесь к экзамену, а маленький зелёный человечек с копытцами и раздвоенным язычком, сосредоточенно хмурясь и гримасничая, подсказывает вам правильные ответы. Ну и неправильные тоже, он же не всезнающий.

Или, одиноко вам, и не с кем пойти поужинать, а тут вам розовый бегемотик, находясь напротив вас, пахнущий клубникой, умильно плямкая, уплетает еду, (хотя тут же возникает вопрос: еда – это массовая галлюцинация (ваша и бегемотика), или только ваша, или только его?), периодически прерываясь для высказывания витиеватых комплиментов или признаний в любви.

А мерцающие тёплым светом, согревающие в постели, навевающие чудесный крепкий сон своими нежными песенками свиноэльфы. Тяжело улетающие утром, с жужжанием, в закрытое окно. На своих серебристых крылышках.

Ну а о существах, вносящих в секс фантастическое удовольствие, мы, пока, деликатно умолчим…

Меркантильность (эмоциональная зарисовка)

meduza_gorgona_2– Дорогая, я люблю тебя.

– Что ты сказал? – На её красивом, но слишком уверенном для женщины лице появилась гримаса брезгливого превосходства. Наверное, с такими интонациями в средние века разговаривали представители знати с простолюдинами.

– Я люблю тебя, – он постарался придать своему голосу уверенности.

– Не заговаривай мне зубы, где деньги? – Гримаса превосходства начала быстро сменяться гневом. Была слышна подступающая к её горлу ярость. Он всегда боялся этих переходов, знал что нельзя показывать страх, знал что будет хуже, но ничего не мог с собой поделать.

– Дорогая, но я хочу рассказать тебе о своих чувствах… – Его голос уже заметно дрожал.

– Засунь себе эти чувства в задницу и не засирай мне мозги, я хочу знать, где мои деньги ублюдина? – В её голосе отчётливо проявлялись визгливые нотки, как предвестник неизбежной бури.

– Но, ты же говорила… – Он с ужасом слышал свой блеющий, заплетающийся голос.

– Заткни хайло, мразь, я тебе говорила – будут деньги, будет взаимопонимание, будут ласки. И не хера здесь соплями по полу растекаться. Пошёл воооон, и без денег не возвращайся. – Она практически перешла на визг, некогда красивое лицо пошло пятнами, желваки угрожающе играли, и страшные, от гнева на выкате глаза прожигали, пригвождая его к полу.

На его лице был уже неприкрытый испуг, рука интуитивно слегка поднялась вверх как для защиты. Как же он ненавидел себя в такие моменты, ненавидел и презирал. «Тряпка, трус, ничтожество», – проговаривал он про себя, пытаясь возникшей эмоцией вырваться из этой ловушки, представляя, как он, бросив её, уйдёт в другую жизнь – без постоянных унижений, самоедства, ощущения постоянно висящей угрозы. Но запал проходил, и он, мысленно проживая другую жизнь, с ужасом понимал что без неё ещё хуже, чем с ней. БЕЗ НЕЁ ПЛОХО, БЕЗ НЕЁ СТРАШНО, БЕЗ НЕЁ НЕВЫНОСИМО…

Пляж (эмоциональная зарисовка)

work&beachДуновение ветерка принесло облегчение. Поиграв в волосах, он убаюкивающе нежно прокатился по лежащему в знойной тени  телу. Моему многострадальному, но, в то же время, любимому телу. Какое-никакое, а оно всё-таки моё, и другого у меня нет и, скорее всего, не будет. Как хорошо: сочетание ветра с шелестом набегающих волн океана, криками парящих над водой птиц, и пробивающимся сквозь кроны растений и полузакрытые веки, ярким солнцем. Лень, взращённая под воздействием всех этих факторов, превращая тело в полурасплавленную, растекающуюся по по поверхности, дремлющую массу, растворилась вокруг. И чем дальше, тем сильнее сливаюсь с окружающим миром, становлюсь частью ветра, раскалённого песка, знойного воздуха, треска насекомых и необьятного по обьёму, цвету и покою океана.
 
toxel– Через час жду вас в переговорной, с отчётом, – сквозь шумы окружающего счастья пробился, вызывающий трепет и диссонанс голос руководителя. Выдернув меня мгновенным смешением образов, шумов, запахов и забросив через пространство и время в другое измерение. Вентилятор с натугой разгоняющий спёртый воздух, стулья и столы, стоящие в каком-то бескомпромисном порядке, лоснящиеся от проступившей влаги, опостылевшиеся лица коллег, гул компьютеров, выбрасывающих из своих недр наполненный запахом перегретых оболочек проводов горячий воздух. И стрелка часов, как будто издеваясь, старательно продлевая мои мучения, практически остановила своё движение.

Перегрузка

Собственно, думать было уже не о чем. Одни и те же мысли вращались по кругу, ударяясь о стенки внутреннего пространства головы. Выхода не было. Колосcальный убыток в результате курсовых разниц по предприятию рисовал смутное и тревожное будущее. Судебные процессы, распад семьи, нищенское существование – все эти образы наполняли желудок липкой тревогой, переходящей  в тошноту ближе к основанию языка. Отяжелевшая от постоянной работы вхолостую голова воспринимала окружающий мир как будто из аквариума. И в этот аквариум сквозь шум улицы начала пробиваться какая-то речь:
– Парень ты хороший. Много ты для людей делаешь, мало обратно возвращается.

gipsyЦыганка. Я оглянулся. Да, действительно – цветастое платье, шерстяной платок, неопределённый возраст от 50 и в бесконечность:
– Дай, бабушке, на хлеб.

Пока я соображал тугой головой, она оказалась возле меня:
– Хочешь, погадаю, правду тебе расскажу, ничего не утаю, денег с тебя не возьму?

Тугая голова начала давать телу указание уходить прочь.

– Парень ты хороший, только в бизнесе тебе не везёт.

Стоп. Да ведь это про меня!

– Хочешь, я назову тебе имя мужчины, от которого идет опасность, – продолжала вещать цыганка.

В голове пошёл быстрый перебор возможных источников зла. Партнёр,ну конечно же, он. Его решения и действия за последний период завели нас в этот кошмар. Да и верить я ему давно уже перестал. Давно бы уже прекратил взаимоотношения, да боялся сделать хуже. А вдруг поможет?

Я поднял глаза на цыганку, одновременно сделав движение навстречу.
– Деньги вынь и сожми в кулак, чтоб счастье тебе было, а я молитву прочту.

Рука потянулась к карману и достала сторублёвую купюру.
– Мелочь к слезам, к горю, – послышалось из-за спины справа, – крупные деньги возьми, не обманем.
И я, краем глаза, увидел ещё подошедшую цыганку. Дальнейший процесс сознание отслеживало эпизодически. Они говорили одновременно, перегружая и без того тугую голову: требуя, уговаривая, предрекая, угрожая, умоляя, монотонно коверкая слова. Я передавал купюры для необходимого обряда в обмен на выдранный у меня волос, который нельзя оставлять у чужих людей, потому что «горе будет», и так далее, и тому подобное…

Очнулся я, когда цыганки с моими купюрами, уже втроём, отошли метров на пятьдесят. Ощущение досады резко оборвало состояние оцепенения. Я бросился вдогонку и, быстро нагнав, попытался схватить одну из уходивших. С разных сторон раздались крики: «Не тронь её, плохо тебе будет, горе на себя навлечёшь!» Привлечённые шумом, на нас начали оглядываться люди. Понимание, как я буду выглядеть в глазах этих людей, выкручивая руки пожилой женщине, заставило остановиться и прекратить преследование.

На всякого мудреца…

Непосредственность и опосредованность

artlessness&vice_versa– Девочка, девооочка, ну дееееевочка… – Малыш 3-4 лет всячески старался привлечь внимание сидевшей к нему спиной, игравшей с чем-то в траве, девчушки, такого же возраста, со смешными косичками. Он размахивал руками, и, поскольку громкость его голоса уже была максимальной, пытался привлечь внимание изменением длительности звучания гласных в середине и в конце слова.
– Девочкаааа…

Наконец она оглянулась и обратила на него внимание. Встретившись с ней глазами и не ощутив встречной агрессии, мальчик начал движение навстречу:
– Девочка как тебя зовут?
– Даша.
– А меня зовут Гриша, мне 4 года, – он уже устраивался рядом с ней, оглядывая её и то, чем она занималась. – А что ты делаешь?
– Играю.
– Во что ты играешь?
– Строю домик.
– Давай дружить?
– Давай.

И они ВМЕСТЕ занялись одним делом, оживлённо болтая, привнося свои фантазии в процесс игры.
ПРОШЛО ЛЕТ 10-15.

ОН (про себя):  Прикольные ямочки у неё на щеках, заразительный смех , и, когда она разговаривая со своими подругами случайно скользит по мне взглядом, внутри всё обрывается, ощущение, как перед падением в пустоту. Какая красивая девочка, кожа гладкая и чуть-чуть пушистая, как кожура абрикоса. И одета стильно. Как бы мне хотелось подружиться с ней.

ОНА (про себя): Давно наблюдаю, как он смотрит на меня, я ему явно нравлюсь. Когда я ощущаю на себе его взгляд, что-то меняется во мне, наполняя энергией, позволяя, как на сцене, быть яркой, остроумной, органичной. И у меня всё получается, как движения в танце, когда чувствуешь как на тебя смотрит тот, чей взгляд тебе нужен. Было бы интересно, если бы он познакомился со мной.

ОН (про себя): Было бы здорово находиться рядом с ней. Часто фантазирую, как мы вместе гуляем, смеёмся, ходим в кино, едим мороженное, особое удовольствие представлять, как я её спасаю от чего-то или кого-то, или помогаю чем-то. Чувствую восхищение в её глазах, словах, поступках. Сладкое томление. Но, когда хочу подойти к ней и заговорить с ней, что-то меня останавливает. И это «что-то» – как стена. А вдруг, в таком состоянии я не смогу ничего сказать, а она начнёт смеяться надо мной, и вместе с ней – её подруги, и я стану всеобщим чмошным посмешищем. Или просто буду молчать, а она спросит: «Что тебе нужно»? А я не смогу ответить, и буду стоять, как истукан,  сгорая от стыда. Или она отвергнет меня, и я, как дурак, как побитый пёс, побреду прочь от неё, опять же под глумливые улыбки окружающих. Нет уж, лучше пусть случится как-нибудь всё само собой. Как говорят «Всему своё время». Фуу.. как гора с плеч.

ОНА (про себя): А он довольно симпатичный. Мы бы с ним хорошо смотрелись вместе. Подруги будут в ауте, если такое случиться. Хотя, давно уже пора встречаться с мальчиками. Но первым должен подойти он. Он же мальчик, а я девочка. Да и стыдно навязывать себя. Что я, на помойке себя нашла? И вообще, не подойдёт он, подойдёт другой.

А СЧАСТЬЕ БЫЛО ОЧЕНЬ БЛИЗКО.

Вера

вера, луч света, все получится, все будет хорошоТак необходима каждому из нас. Важно верить, что всё будет хорошо, что вот-вот всё получится, или вот-вот всё закончится, тучи разойдутся, тьма отступит, на душе станет легко и спокойно, и, может быть, пробьётся лучик света, который наполнит нашу душу теплом и счастьем.

Кто-то ещё называет эти процессы иллюзиями или самообманом.

Как правило, дефицит веры растёт с годами. Ближе к завершающей фазе его показатели достигают максимума. В юности верить проще. Это – как дышать. Всё ещё впереди, простор открыт, и, даже если окружение находится в плачевном состоянии, потенциальная возможность есть, время есть, ВСЁ МОЖЕТ ИЗМЕНИТЬСЯ. С годами испытывать иллюзии сложнее. Сложно верить, что тебе уже за …, но ты ещё можешь сделать карьеру, или стать известным писателем, художником, поэтом…  Или стать богатым, или родить ребёнка, или найти близкого тебе человека, или стать свободным, или счастливым.

Человеку, который не верит во что-то важное для него, сложно жить. Топливо для движения. Кто-то верит в верность своих своих друзей, или своей семьи, в любовь свих детей, в важность свей работы, в свою красоту, неповторимость.

Когда человеку совсем плохо живётся, про него говорят «цепляется» за что-то, если это «что-то» не позволяет скатиться в пропасть уныния, бессмысленности, безнадёжности. Наверное, с точки зрения «реального» взгляда на мир, это глупо – не замечать очевидных статистических выкладок,  сравнений, прогнозов. Нужно смириться, перестать тратить силы, остановиться, замереть. Может быть это «разумно», может. Хотя, может быть в наших усилиях есть какой-то смысл, и у нас есть предназначение, наши страдания и мучения для чего-то важны и нужны? Или, отбросив сантименты, верить только в то, что можно пощупать или измерить – силу, ресурсы, результат?

Зрелость или зависимое поведение?

Мамы папы, будущие мамы и папы, а так же их родители, а так же и их родители.

зависимое поведение, принятие решения, подготовка к жизни

Поговорим немного о «зависимом поведении». О том феномене, который лежит в основе таких паталогических форм поведения как: алкоголизм, наркомания, игромания. Как же формируются подобные формы поведения, и как они проявляются в жизни?

Конечно, как вы и знаете,  бóльшая часть формируется в детстве, при непосредственном участии наших родных и близких. Именно они (или уже вы, в свою очередь) являются источником формирования. Ребёнок растёт, и наша задача его оградить и научить.

С «оградить» более или менее всё понятно, как это делать: когда он голоден – кормить, когда болен – лечить, когда холодно – одеть, когда ветрено – закутать, когда нужно поступать в ВУЗ – заплатить взятку, когда наступит время призыва – отмазать, ухажёров (если это девочка) – спустить с лестницы, открыв ребёнку глаза на их неполноценность, избранниц – очернить.

Понятный алгоритм: возникшую опасность необходимо ликвидировать. И это часто идёт вразрез с «научить». Те, кто когда нибудь руководил людьми, сразу меня поймут. Тактически проще делать работу самому, свою и за … – и быстрее и лучше. Правда, до какого-то объёма. Объём задач растёт, ты уже не справляешься, подчинённые к самостоятельной работе не привыкли, ответственность в условиях цейтнота не передашь, да и некому. В общем, спасает то, что в сутках 24 часа, и спать можно не каждую ночь. Работа как-то делается, и подчинённые тоже как-то функционируют.

«Научить», наверно, неправильное слово. Не научить, а подготовить. Да, наша задача не просто научить, а подготовить ребёнка к сложностям жизни. Мало оградить и решить проблему, необходимо дать возможность поучаствовать в ликвидации опасности. И, по мере взросления, наша доля участия уменьшается, а его или её увеличивается. Это в идеале.

independence3А на практике? А на практике мы поступаем как проще, делая упор на внешюю часть, забывая о внутренней (уровень подготовки ребёнка), тем самым формируя зависимое поведение и закрепляя его многократным повторением в сходных ситуациях. Ребёнок как бы живёт в искуственных условиях. Нет ощущения ограничивающей опасности. Ведь все опасности волшебным образом снимаются. С одной стороны. А с другой, все решения принимаются родными (авторитаризм, гиперопека). С одной стороны – жизнь без тормозов, с другой – привычка опираться на чужие решения. Ребенок привыкает жить чужой жизнью.

Такое заметно когда юноша или девушка необходимость своего обучения в ВУЗе объясняют желанием родных, а не собственным желанием с помощью данного процесса решить свои проблемы (служба в армии) или реализовать мечты (интересная, выгодная работа). Или, когда 30-, 40-, 50-летнего ребёнка приводит уже пожилая мама устраиваться на работу, к врачу.

Конечно, хочется, чтобы у ребёнка всё складывалось удачно: в срок заканчивал школу, не терял годы перед поступлением в хороший ВУЗ, выбрал хорошую партию, а не это «беспородное недоразумение с кучей пороков», и учился на чужих (наших) ошибках. Но, не давая ошибиться, принять собственное, пусть не совсем правильное, решение, мы лишаем подготовку, самого основного – практики, которая, в свою очередь, даёт ощущение реального мира и возможности самостоятельной своей жизни.

Круг «служения»

ministering_circleТеоретически у каждого из нас есть собственное Я, идентичность , самобытность. То, что делает нас единственными и неповторимыми.
Собственно, эта часть есть у каждого и, практически, вопрос в какой пропорции?

Есть требования, которые предъявляет нам общество:
— приходи на работу вовремя,
— работу выполняй в срок,
— ни в чем не опаздывай,

А есть наши стремления, желания, цели.

Идеально, когда общество подчиняешь себе; своим задачам, целям (заставляешь служить себе, а не выпадаешь из него).
Нормально – баланс: ты обществу = общество тебе.
И, как бы помягче сформулировать, не очень правильно, когда ты делаешь всё ради общества, обслуживая чужие интересы (акты героизма и самопожертвования оставляем за рамками стандартно текущей жизни).
Вырваться за пределы своего круга «служения» возможно. Но для этого в нужном месте и в нужное время необходимо сбросить оковы предыдущего опыта, и выбрать свой путь.

Хорошо когда есть выбор и своя дорога.

Зарисовка «Время».

Time_PressureВремя – это понятие настолько вросло в нашу жизнь, что мы перестали отделять себя от него. Мы живём в какой-то временной зависимости.

— Не трать время зря.
— Не время,этим заниматься.
— Ты опоздал на целых 5 минут.
— Твоё время ушло/твоё время пришло.
— Время не ждёт.
— Пора ложиться спать (или просыпаться).
— Уже 10 часов — о ужас, я опаздываю!
— Что мне делать, я пришёл намного раньше?
— Какой я молодец, я всё делаю вовремя.

Мы относимся ко времени, как к чему-то, что может оказать реальное влияние на нашу жизнь, забывая о том, что когда-то мы (человечество) его (понятие) и создали. В детстве мы его подгоняем, в надежде, что лучшее впереди. В более зрелом возрасте (если взрослеем мозгами), мы стараемся его удержать, понимая что лучшего впереди нет, и то, что есть – это всё что есть. Какое есть – такое есть, и этого можно лишиться. Хвост начал управлять собакой. А всё потому, что в процессе воспитания в это понятие вложено огромное количество ограничивающих эмоций. Ситуации, связанные со временем сопровождают эмоциональным подкреплением (лишение ценностей, предоставление ценностей, угроза физического насилия).

Кроме этого, в обществе сформирована целая культура отношения к этому понятию, оказывающая влияние на воспитуемого. Например:
— детские сказки-внушалки всех времён и народов: «Сказка о потерянном времени» (время – на время, время – в копилку), «Алиса в зазеркалье», «Чебурашка» (Кто людям помогает тот тратит время зря…);
— пословицы и поговорки: «делу время, потехе час», «день год кормит»;
— а про всевозможные фантастические инсинуации про время писать можно бесконечно.

Вопрос: что общество и близкие люди сделали с вами и кто вы в потоке времени — раб, партнёр или господин?

Зарисовка «Одиночество» — окончание. Дорогу осилит идущий.

Начало
Продолжение

Loneliness3Как же я устала. Я больше не могу так. Я больше не хочу так. Это невыносимо. В древние времена одной из страшных пыток было падение капель воды на темечко закреплённой обручем головы. Дискомфорт падения одной капли невелик, но он растёт, растёт, растёт, растёт и накапливается. До тех пор, пока пытаемый не сходит с ума от того, что невыносимо терпеть. Радости нет. Всё, что я делаю, вызывает ощущение бессмысленной скуки. Общение с другими людьми напрягает. Что вам от меня нужно? Всё, что можно было от меня взять, вы уже взяли. Дайте мне спокойно подохнуть. И даже ранее спасительный сон превратился в череду полубредовых провалов, где кошмарный вымысел перемешивается с невыносимо тоскливой явью. Никто не слышит моих стонов, призывов, воплей, стенаний. Никто не может мне помочь, ни родные, ни друзья, ни врачи с их таблетками, технологиями и, теперь уже вызывающей неприязнь, непоколебимой уверенностью в своей псевдоправоте. Я уже никому не верю и ни от кого ничего не жду. Хотя, где-то глубоко-глубоко может ещё остался маленький обломочек веры в чудо. Я осталась совсем одна. Окружающие лишь только делают вид, что их трогают мои мольбы. Их можно понять, они устали от моего вечного нытья, жалоб, стонов. Но что же мне делать, как же мне плохо. Меня никто не может понять. Меня никто никто не хочет понять. Это невозможно понять. В эту гнетущую бессмысленную пустоту стекается лишь липкая тревога, накапливаясь, непрерывно подтачивая своим неотвратимым постоянством и без того ограниченные силы.

Я не могу больше жить. Я не хочу больше жить. Я не буду специально что-то с собой делать. Я молю и заклинаю бога и любые высшие силы, или природу, или стихию, или всё что угодно: сделайте так, чтобы я перестала существовать, я не могу это больше выносить. Всё что угодно, только быстро, ради всех святых, пожалуйста, без мучений — сердечный приступ, авиакатастрофа, автокатастрофа, кирпич на голову, выстрел в сердце, всё, что угодно, только чтобы это прекратить. А самое лучшее – крепко заснуть и не проснуться. Это самый лучший подарок. Это то, чего я очень хочу.

А пока избавление не пришло, я сейчас уже могу представить что умерла, что меня уже нет. Что волнует человека, который уже умер? Что может вообще испытывать мертвец? Наверное ничего. «Ничего», «ничего», «ничего» — какое сладкое для меня понятие. Какое же счастье не испытывать НИЧЕГО. Люди, которые которые каждый день просыпаются, завтракают, идут на работу, пьют чай или кофе, общаются с коллегами, друзьями и не испытывают ничего… Какие же вы глупые, не понимаете своего счастья. Мне — хотя бы сотую часть от этого.

И раз я уже умерла, и уже ничего не чувствую, я попробую идти. И пусть текут слёзы и откуда-то слышен крик, пусть. Это не я кричу, это моё тело, а я уже ничего не чувствую. Я попробую достать из глубины оставшуюся щепотку веры и собрать остатки воли для последнего толчка, и я побреду, не оглядываясь и не пытаясь вернуться. Некуда возвращаться. Я попробую всё делать заново и делать то, что я никогда не делала. И, если меня не станет, то, по крайней мере, в пути. А вдруг дойду, вдруг получится, вдруг моё механическое подражание живым людям вернёт прежние эмоции, хоть часть. Вдруг. ГОСПОДИ КАК ЖЕ ХОЧЕТСЯ ВЕРИТЬ…….

С глубоким уважением к тем кто в одиночку мужественно борется …

Зарисовка «Одиночество» (продолжение)

Начало

loneliness_2

Одна страшных из картин, которая периодически приходит ко мне – картина молодой женщины.

Я увидел её в неврологическом отделении одной из больниц. Её условно лечащий врач сухим медицинским языком рассказал о том, что она утратила часть функций головного мозга в результате автомобильной катастрофы. И утратила ту часть, которая отличает нас от растений и простейших животных. Что-то из простейших функций осталось, что-то поддерживала аппаратура. Она могла дышать, неподвижно лежала, моргала, реагируя на свет, остались какие-то рефлексы. Искусственное питание поддерживало её жизнедеятельность. Внешне – молодая и красивая, внутренне – переставшая существовать. Особо мне запомнились глаза. Именно их выражение говорило об отсутствии внутренней жизни. Она смотрела, но не видела, как будто находясь в другом измерении. Это было жутко. Отсутствие каких либо реакций на подходивших посторонних, близких; мужа, детей. Жестокое равнодушие окружающего мира особенно бросалось, когда к ней в палату приходила младшая дочь, болтушка и непоседа лет 4-5…

Женщина, сидевшая в кабинете создавала стойкие ассоциации с той которую я видел тогда…
Нет, это было не одно и то же – эта пришла сама и разговаривала, но что-то их объединяло.  Отсутствие эмоциональной связи с окружающим миром. Эмоциональная выхолощенность. Восковая неподвижность мимических мышц. И какая-то безжизненная дряблость. Ощущение пустой оболочки. Когда-то, устав бороться с собой, в стремлении уйти от болезненных эмоций, она получила рецепт и начала принимать таблетки. Сначала стало легче, потом воздействие начало ослабевать, пришлось увеличить дозировку, пошли побочные эффекты. Для их ликвидации нужны были другие лекарства, у которых, в свою очередь, были свои особенности. Курс лечения уже прошёл, а она всё принимала, принимала, принимала… И так – до тех пор, пока не оказалась в безжизненном безмолвии… В безжизненном безмолвии было не хорошо и не плохо, на то оно и безмолвие. Прошло время, и в эту постройку начала просачиваться тонкими струйками тревога, таблетки не защищали… И самое страшное, она еще смутно помнила те времена, когда эмоции были яркими и вкусными…

И вот она сидит напротив и с надеждой, нет даже не с надеждой, а с мольбой, смотрит на меня. А я не могу ей помочь, но и не могу об этом сказать – слишком много надежды, смятения и ужаса в её глазах. Как будто она знает, что её ждёт, но боится себе в этом признаться.

Зарисовка «Одиночество».

lonelinessКаждый раз она металась между болью одиночества и тем чувством, которое возникает, когда тебя отвергают, чувством своей никчёмности, неполноценности. Хотелось покоя, а её то толкала одна нарастающая боль, то отбрасывала возникающая другая. Хотелось найти тихое положение, в каком-то своём закутке, в котором, не расплёскивая эмоции, можно было бы не испытывать боли. Хотя, как не испытывать? Боль, хоть приглушённая и потерявшаяся, всё равно оставалась с ней. И иногда получалось не испытывать, когда одна, когда дома, в привычном окружении близких вещей. Всё возвращалось на людях, когда видела и слышала обрывки чужих взаимоотношений; телефонный разговор влюблённых, подсмотренный поцелуй, идущую семью с улыбающимися взрослыми и смеющимися детьми. Не замечать не помогало. Я ХОЧУ, ТЫ ДОЛЖНА разгоняло, с медленно неотвратимым ускорением, ударяя, через какое то время о Я БОЮСЬ, МНЕ СТРАШНО, опять сбрасывая в её персональную пропасть.

Отрывок из произведения, основанного на реальных событиях, которое никогда не было написано.

Продолжение

Окончание

Опоздания

late_arrivalsУмение опаздывать – это целая наука. Причём в неё входит не только опоздание по времени на какое-то мероприятие, а целый системокомплекс, включающий в себя опоздание и целую систему переживаний, оправданий и чувств.

Начинается данный процесс с желания чуть-чуть увеличить своё время и отдалить фактор, ограничивающий свободу.

Как в детстве: воспринимая сон, как ограничение своей свободы, пытаемся под любым предлогом оттянуть этот момент. И здесь бой идёт без компромисcов, пленных не берут. Используется любой предлог, любая зацепка: подольше посидеть в ванной, лишний раз сходить в туалет, утолить внезапно нахлынувший голод, и, конечно, использовать приезд любых гостей.

Чем ближе находится объект встречи, тем выше вероятность опоздания. В школе, в ВУЗе чаще вовремя приходили те, кто жил далеко, несмотря на то, что приходилось добираться по 3-4 часа. А те, кто жил рядом, опаздывали с завидной регулярностью.

Определение времени маршрута, с учётом всех задерживающих факторов, изначально рассчитывается правильно. Но, по мере приближения момента выхода, возможные помехи постепенно исключаются, оставляя в результате время только на благоприятный исход событий. Случается и такое. Лифт приходит быстро, пробок нет, общественный транспорт – как по заказу и всё складывается в непрерывно двигающийся конвейер. Несмотря на то, что такое бывает не часто, в момент оттягивания времени хочется в это свято верить, как в Санта Клауса, или Деда Мороза, или в то, что ты и твои близкие будут жить вечно.

И вот – мы уже на маршруте, и уже почти понятно, что опоздание неизбежно. И, либо начинаешь переживать заранее (все с детства знают, что опаздывать плохо), либо, если у тебя большой опыт и стаж, переживать начинаешь, когда стрелка часов перешагнёт черту начала мероприятия.
Ну и, конечно, изюминка этого системокомплекса – оправдания. У них в данном процессе несколько функций, и, наверное, даже сложно выделить приоритеты; заглаживание чувства собственной вины перед собой или перед тем (теми), с чьим временем обошёлся вольно. Это – чистое творчество. Переводил старушку через дорогу, спасал котёнка из полыньи, помогал ребёнку – это уже классика. Каждое следующее поколение берёт всё новые высоты. И нет предела совершенству.

Отдельно можно упомянуть людей, полностью исчерпавших кредит доверия окружающих. И, наверное, можно отдать должное тем, кто, заметив, что оправдательные приёмы не работают, извиняясь, честно и откровенно признаются в своей полной неспособности прибывать в назначенное время.

Подводя черту под тему – пожелание. Не опаздывайте, но, уж если это происходит, или произошло – будьте максимально креативны в извинениях и оправданиях.

Понедельник, электричка…

suburban_trainУтро. Понедельник. Вагон электрички, везущий людей на работу из ближайшего пригорода в Москву на работу. Особая атмосфера концентраций каких-то несоединяемых в обычной жизни вещей.
Мерный гул с перестуками вагона смешивается с гулом промежуточной жизни внутри. Негромкие переговоры по телефону и между собой, шуршание свежей прессы, кашель, обрывки ритмов из плотно прилегающих наушников. Часть людей спит, судя по позам довольно крепко, часть – в полудрёме – большая часть. Их всех вырвали из других, несовместимых в обычной жизни, миров и поместили в этот вагон. И каждый несёт в себе отзвуки, отпечатки, как будто что-то старается удержать или продлить. Глядя на них можно представить возможное недалёкое прошлое или будущее.
Вот сидит молодая, красивая женщина в строгом офисном костюме. Умело сделанный мейкап доводит её внешние данные до совершенства, причём в таких случаях всегда поражает объём работ, необходимый для поддержания образа: искусственный загар, причёска, брови, губная помада, парфюм. Ну и, конечно, одежда с двойным или даже тройным функционалом, которая, кроме выполнения стандартных функций, дополняет или вживляет в образ строгие нотки неприступности с бурлящим под ними страстями. «Желай меня, но на расстоянии» или «награда ждёт того, кто готов потратить много сил и времени».
Кстати, образ часто и играет с женщинами злую шутку. Выверенный один раз при каких-то изменениях в жизни, не даёт возможность поменять колею. Как будто строгий надсмотрщик, отгоняющий всех и всё, заставляя идти по давно уже бессмысленному кругу. Что происходило с ней час назад, два, как прошла её ночь, что она любит, чем встретит её сегодняшний день?
За этими мыслями электричка медленно подтаскивается к конечной станции. Далее — переход. И неподражаемый по своим ощущениям, подход к эскалатору в час пик. Водоворот людей, захватывая всё больше и больше участников, с бурлением и завихрениями тащит их к воронке первых ступеней эскалатора. И чем ты ближе, тем беспомощнее. И отличительная особенность этого места в понедельник утром – густой запах перегара над бурлящими и клокочущими массами, но это уже немного другая история.

Как адаптироваться (выжить) в условиях офиса open space.

open_office_persistТе, кто воспитывался в многодетной семье, или достаточно долго жил в коммунальной квартире, или в хосписе, или в общей палате детского лагеря, или в каком другом месте общежития, быстро прочувствуют тему этой статьи. У таких людей навыки жизни в открытых системах «в крови» или «впитались с молоком матери». Тем же, кто привык к другим условиям жизни, понять будет сложнее. Но, с точки зрения полезности информации, именно им адресована эта статья.

Итак, условно, в процессе адаптации в системах с открытым пространством (офисах open space в том числе), нас будет интересовать три аспекта:

  • наше поведение (от этого зависит то, как нас будут воспринимать окружающие),
  • наше восприятие (от этого зависит “качество жизни” в офисе)
  • наше умение коммуницировать (как минимум, своё личное пространство нужно уметь защищать от внешних факторов, а как максимум, создавать комфортные и полезные комбинации).

Как мы ведём себя (поведение) – это источник приятия или агрессии окружающих. Что же вызывает агрессию или тихую ненависть коллег?

Неряшливость.  И это касается как внешнего вида сотрудника, так и состояния рабочего места. Причём важно и как всё это выглядит, и как всё это пахнет. Нет ничего хуже неряшливо одетого, плохо пахнущего соседа (сразу возникают ассоциации с бомжами в общественном транспорте). То же самое с рабочим местом: пыль, грязь, завалы, остатки еды, грязная посуда – далеко не полный список раздражающих факторов.

Звуки. Звуки, как минимум, не должны мешать окружающим. Каким образом мы можем быть источником отвлекающих или раздражающих шумов в месте, где сосредоточенность является одним из важных факторов? Мелодия телефона (оптимально, если у вас вибровызов), голос (разговор по телефону, разговор с другими людьми, даже если они коллеги, и вы разговариваете на рабочие темы), громкий смех.

И наконец, тонкая материя, связанная с умением разделять на общественное и личное. Не рекомендуется поглощать конфеты в одиночестве у себя за столом или под одеялом. Не стоит вламываться в чужое личное пространство с непристойными, бесцеремонными или бестактными формами поведения.

В случаях игнорирования вышесказанного, коллектив начинает защищаться, крайняя форма защиты «тёмная» (армия, лагерь, тюрьма), более цивилизованная – бойкот, или его мягкий вариант – игнорирование.

Гибкое восприятие (умение по разному эмоционально реагировать на одно и то же событие) — бесценное качество, позволяющее выжить в системах с открытым пространством, да и не только в них.

Важно правильно эмоционально интерпретировать те или иные события, исходя из необходимого результата, а не сиюминутной эмоциональной выгоды.

Как правило, приоритетом на работе является получение денег (если, конечно, вы не конструируете космический корабль нового поколения или каким либо другим способом не пытаетесь оставить след в истории человечества). Поэтому ваш душевный комфорт (необходимый для решения приоритетной задачи) гораздо важнее отстаивания моральных ценностей. Иными словами, ваше отношение к коллеге может формироваться исходя из его ценности для процесса, а не его моральных качеств.

Профессиональный подлец, при желании, может стать приятнее порядочного дилетанта. Конечно, у всего есть предел. Хотя, выбор за вами дорогие читатели. Идеалисты, остающиеся верными своим принципам, вызывают глубокое уважение. Это вопрос ваших приоритетов.

Людей, вызывающих раздражение своей бесцеремонностью, возможно научится не замечать (есть такая технология), выводя из процесса восприятия. Восприятие любого человека может быть гибким, нужно лишь прилагать усилия к получению необходимого результата.

Ну, и наконец, умение коммуницировать. Люди все разные, так или иначе конфликты случаются. И в ситуации, когда идёт «накал страстей», важно наладить контакт с конфликтующей стороной и найти компромиссное решение.

Опять же, при этом важно видеть ситуацию с разных эмоциональных точек зрения (гибкое эмоциональное восприятие), ибо защита только своих интересов к компромиссу не приведёт. Но это уже тема для отдельной статьи (связь коммуникативных навыков с восприятием).