Обыденность (эмоциональная зарисовка)

Обыденность (эмоциональная зарисовка)

– Ваня, Ванечкаааа, – душераздирающий женский крик послышался на пляже, периодически приглушаясь прерывистым ветром, дующим в сторону моря.

– Помогите! Ваня… Спасите, кто-нибууууудь, – метрах в пятидесяти от берега ветром уносило в море надувную лодку, на которой сидел годовалый малыш. Метрах в десяти от неё, виднелась голова мамы, плывущей вдогонку. Медленнно расстояние увеличивалось, и, по мере увеличения, отчаяние в криках усиливалось, превращая человеческий голос в крик животного, потерявшего своего детёныша.

Помимо того, что лодку уносило в море, основной опасностью была возможность испуга ребёнка с последующей попыткой воссоединения с декларирующей отчаяние мамой. Покинув лодку, малыш камнем пошёл бы на дно. Мама, видимо, это осознавала, но не звать на помощь не могла – это единственный шанс на спасение. И звать не могла – ребёнок пугался  её криков.

Невозможность выбора рождает беспомощность отчаяния. Ставки высоки, твои действия неочевидны, отчаяние парализует. Сначала путаются и цепенеют мысли, отдавая тело во власть дремучим инстинктам, потом тело, обессилев от  противоречивых приказов и эмоционального выброса, перестаёт бороться.

Проезжавшая недалеко моторная лодка взяла на борт малыша, двое бросившихся в воду на помощь мужчин помогли выбившейся из сил маме.

Как же иногда обыденно подкрадывается смерть. На пляже, на улице, дома… Там, где кажется, что ничего не предвещает трагедии.  Как, например, в бескрайних степях, где-нибудь на берегу водоёма, все мирно щиплют травку… Внезапный прыжок львицы из засады, предсмертный плач жертвы, какое-то время – «круги над сомкнувшейся водой» и, чуть погодя, – опять безмятежная гладь бескрайней равнины, где все мирно продолжают щипать травку.

Двумя днями позже, в городе Кореновске Краснодарского края отъезжающий с обочины от гостиницы 21-летний водитель Лады с двумя пассажирами, ослепённый ярким солнечным светом, был снесён Камазом с прицепом, двигающимся по трассе по прямой. Удар был такой силы, что пассажира с заднего сиденья выбросило из заднего окна метров на пятнадцать. Он скончался на месте. Ему было 24 года. Мы подъехали к гостинице через минуту после происшествия. Потом была скорая помощь, милиция, рыдающие родственники и много, много, много вязких тяжёлых ощущений.А на следующее утро было яркое солнце, чистая дорога… И только в городе, в разных местах продолжали пересказывать произошедшее, добавляя всё новые подробности…

7008

Опубликовано:12.08.2015Сергей Юрьевич Боровиков