Ценности

У каждого из нас свои ценности. Наше отношение к окружающему миру. Они (ценности) — то положительное, что у нас есть, что мы бережем и отстаиваем. И ладно бы у себя, как говорится — в своём монастыре свои уставы, но мы же стараемся отстаивать их у других, особо не заботясь о том, что ценности у каждого свои, и у разных людей они могут не совпадать.

— Обязательно прочитай эту книгу.Ценности
— Я не буду её читать, я не люблю религиозную литературу.
— Как можно не знать таких важных вещей?

— Попробуй ЭТО мороженое, оно очень вкусное и полезное.
— Я не люблю сладкое.
— Но это же очень полезно, нужно хотя бы раз в неделю есть это мороженое.

— Ты неправильно воспитываешь ребёнка….

— Ты неправильно готовишь это блюдо….

— Ты неправильно делаешь ремонт….

— Ты неправильно общаешься…

НЕПРАВИЛЬНО, ПЛОХО, БЕЗДАРНО, НЕ ЗНАЕШЬ, НЕ УМЕЕШЬ…,

забывая о том, что у каждого свой путь, свои ошибки. Но даже когда отстаиваешь СВОЁ ПРАВО, и что-то не получается, любимая фраза, как последняя точка, людей с безальтернативным подходом к жизни:

-Я ЖЕ ГОВОРИЛ, ИЛИ Я ЖЕ ГОВОРИЛА…

Страхи (эмоциональная зарисовка)

Наверное странно, но с нами происходит именно то, чего мы больше всего боимся.

interaction

Нам сложнее всего познакомиться, с тем, кто для нас представляет интерес, и с кем мы боимся напортачить в процессе знакомства. Так оно и происходит:
с тем, к кому мы равнодушны, всё происходит легко и просто, но это легко и просто, для нас в общем-то не нужно,
а с тем, с кем нужно, ничего не получается.

Мешает страх, картинка в которой нас отвергли. Ещё ничего не произошло, но мы уже побывали в кошмарном будущем; отвергнутые, никчёмные, неуспешные, неинтересные. Нас бросают, если мы боимся, что нас бросят. Как будто страх уже погружает нас в реальность, где это происходит, подталкивая, провоцируя окружающих на неприятные для нас действия. И с каждым разом становится страшнее и больнее. И растёт уверенность, что мир – кошмарное место, а люди в нём – моральные уроды.

Но, как правило, мир не особо меняется, а вот наше восприятие, побывав однажды в реальном или придуманном кошмаре, начинает развивать и взращивать эту тему, всё дальше и дальше вываливая нас из реального мира.

Защищайте свой внутренний мир от вредных фантазий и взаимодействуйте с окружающими легко.

НАШ мир

Мне кажется, важно уметь слушать и слышать, находясь в любом месте, оставаясь наедине, в попытке раствориться в том, что ты хочешь услышать, почувствовать. И, если удалось раствориться, стать частью чего-то, может быть отличного от твоего привычного мира, ты получаешь возможность насыщаться непривычными ощущениями и эмоциями, как бывает, когда ты растворяешься в том, что ты умеешь любить.

Как часто мы слышим:

— Фуу, как много здесь комаров и мошек.
— Мыться под холодной водой? Исключено.
— Здесь так жарко, что я ничего не могу воспринимать.
— А что мы будем здесь есть? — Вот это дерьмо? Нет.
— Отдых без кондиционера и без хорошего унитаза? Нет, это не для меня, нет, нет!
— На хрена мне твои развалины под палящим солнцем?
— Здесь собрались одни дебилы.
— Здесь собрались одни ботаники.
— И что мы с тобой тут будем делать, за ручки держаться?
— Здесь так сильно накурено, и так громко играет музыка, кошмар!
— Нищая местность, с живущими в говне людьми, здесь даже нет приличного магазина…
— Ходить пешком, ездить на общественном транспорте……

Список глубокомысленных изречений можно продолжать бесконечно. Мало того, люди, в чьих устах это всё звучит, действительно научились испытывать реальные муки от происходящего.

Но мы живём, там, где мы живём.

our_world

Расход (эмоциональная зарисовка)

partСказать ему, о том, что больше не хочу с ним жить? А зачем? Я ведь знаю, что это бесполезно. Такое уже было тысячу раз, но мне хочется верить, что таким образом мне удастся обратить на себя внимание.

– Я не хочу с тобой жить.

А что дальше? Мгновенное облегчение от сброса того, что накопилось за долгие годы, потом скандал с обвинениями , проклятиями, криками, слезами, а потом чувство вины за срыв. Страх: а вдруг он уйдёт, и я останусь одна, с детьми, после 15 лет брака. И как я буду жить? А потом уговоры себя: ну как же, ведь у нас дети, мы их так любим, живут же другие, у нас не самый плохой вариант, просто мы разные.

НО МЫ НЕ ПРОСТО РАЗНЫЕ, МЫ ЖИВЁМ В РАЗНЫХ МИРАХ. И измениться ничего не может.

– Я боюсь что-то поменять и начать всё заново.
– Не верю что справлюсь.
– И в то же время не хочу верить, что в жизни всё закончилось.

Вот так и живу, НИГДЕ И НЕ С КЕМ. Только дети. Но они взрослеют и уходят…..

reality

Наш мир

Our_worldСтараясь сделать мир понятнее, мы его одушевляем, приписывая человеческие черты. Кто-то начинает общаться со своей машиной, наделяя её чертами характера, давая ей имя и говоря ей добрые или недобрые слова для того, чтобы в сложных ситуациях она (или он) не подвела (или не подвёл).

– Солнышко, ну, пожалуйста, ну заводись, ну очень холодно, ну очень ручки замёрзли, и ножки тоже.

– Давай, давай, давай, давай, потихонечку,… (в луже, в сугробе, в грязи), молодец, молодец, пошла, пошла, вот умничка, зайка, солнышко…

И в нашем представлении она или он реагирует на наши слова, подбадривается, капризничает или обижается.

А домашние животные. В нашем представлении мало того, что в принципе начинают понимать человеческую речь, но и становятся тонко чувствующими собеседниками.

– Только ты меня и любишь, только ты меня и понимаешь, – заливаясь горькими слезами, судорожно рыдая, переодически шмыгая носом, уткнувшись в пушистую чёрно-белую морскую свинку, бормочет наказанная родителями девочка. – Что ты говоришь? Что защитишь меня? Что они будут наказаны? Спасибо моя любимая, моя защитница…

Не могу не вспомнить хозяйку-вегетарианку, владелицу бультерьера, которая с пеной у рта доказывала, что её собака разделяет убеждения исключения мясной пищи из рациона, и прекрасно обходится растительной.

Ладно – неодушевлённые предметы или домашние животные. Людей, с которыми находимся долгое время (иногда не один десяток лет), мы наделяем качествами и чертами которых и в помине нет, упорно продолжая общаться с вымышленным персонажем, игнорируя реального человека.

– Дорогая, как провела сегодня день? – cпрашивает пришедший домой мужчина.
– Перестань меня контролировать, деспот! – недовольно отвечает жена, проявившему простой интерес мужу.

– Почему не сварила варенье (не убрала в кладовке, не сделала холодец, не сходила заплатить за коммунальные услуги…), целыми днями валяешься на диване и смотришь свои сериалы (занимаешься своими ногтями, болтаешь со своими подругами…)! – говорит пришедший с работы раздражённый муж жене-домохозяйке, которая только-только присела передохнуть, закончив уборку.

– Знаем мы твои коммандировки…, – обличает она мужа, который в коммандировке занимается только работой…

Зрелость или зависимое поведение?

Мамы папы, будущие мамы и папы, а так же их родители, а так же и их родители.

зависимое поведение, принятие решения, подготовка к жизни

Поговорим немного о «зависимом поведении». О том феномене, который лежит в основе таких паталогических форм поведения как: алкоголизм, наркомания, игромания. Как же формируются подобные формы поведения, и как они проявляются в жизни?

Конечно, как вы и знаете,  бóльшая часть формируется в детстве, при непосредственном участии наших родных и близких. Именно они (или уже вы, в свою очередь) являются источником формирования. Ребёнок растёт, и наша задача его оградить и научить.

С «оградить» более или менее всё понятно, как это делать: когда он голоден – кормить, когда болен – лечить, когда холодно – одеть, когда ветрено – закутать, когда нужно поступать в ВУЗ – заплатить взятку, когда наступит время призыва – отмазать, ухажёров (если это девочка) – спустить с лестницы, открыв ребёнку глаза на их неполноценность, избранниц – очернить.

Понятный алгоритм: возникшую опасность необходимо ликвидировать. И это часто идёт вразрез с «научить». Те, кто когда нибудь руководил людьми, сразу меня поймут. Тактически проще делать работу самому, свою и за … – и быстрее и лучше. Правда, до какого-то объёма. Объём задач растёт, ты уже не справляешься, подчинённые к самостоятельной работе не привыкли, ответственность в условиях цейтнота не передашь, да и некому. В общем, спасает то, что в сутках 24 часа, и спать можно не каждую ночь. Работа как-то делается, и подчинённые тоже как-то функционируют.

«Научить», наверно, неправильное слово. Не научить, а подготовить. Да, наша задача не просто научить, а подготовить ребёнка к сложностям жизни. Мало оградить и решить проблему, необходимо дать возможность поучаствовать в ликвидации опасности. И, по мере взросления, наша доля участия уменьшается, а его или её увеличивается. Это в идеале.

independence3А на практике? А на практике мы поступаем как проще, делая упор на внешюю часть, забывая о внутренней (уровень подготовки ребёнка), тем самым формируя зависимое поведение и закрепляя его многократным повторением в сходных ситуациях. Ребёнок как бы живёт в искуственных условиях. Нет ощущения ограничивающей опасности. Ведь все опасности волшебным образом снимаются. С одной стороны. А с другой, все решения принимаются родными (авторитаризм, гиперопека). С одной стороны – жизнь без тормозов, с другой – привычка опираться на чужие решения. Ребенок привыкает жить чужой жизнью.

Такое заметно когда юноша или девушка необходимость своего обучения в ВУЗе объясняют желанием родных, а не собственным желанием с помощью данного процесса решить свои проблемы (служба в армии) или реализовать мечты (интересная, выгодная работа). Или, когда 30-, 40-, 50-летнего ребёнка приводит уже пожилая мама устраиваться на работу, к врачу.

Конечно, хочется, чтобы у ребёнка всё складывалось удачно: в срок заканчивал школу, не терял годы перед поступлением в хороший ВУЗ, выбрал хорошую партию, а не это «беспородное недоразумение с кучей пороков», и учился на чужих (наших) ошибках. Но, не давая ошибиться, принять собственное, пусть не совсем правильное, решение, мы лишаем подготовку, самого основного – практики, которая, в свою очередь, даёт ощущение реального мира и возможности самостоятельной своей жизни.