Рождение

Рождение

Интонации, с которыми она что-то говорила окружившим её подросткам, заставляли прислушиваться. От ощущения трогательной, беззащитной доверчивости, сжималось сердце, как оно сжимается, когда на улице к тебе ластится толстый, пушистый, неуклюжий комочек счастья, виляя хвостом, стараясь облизывать всё, что подворачивается под широко улыбающуюся пасть.

Сверстники и сверстницы, находящиеся с ней, явно не разделяли мои ощущения, в их смехе было что-то жестоко уничтожительное.

— Сколько, сколько? — захлёбываясь обращённым к друзьям смехом вопрошал подчёркнуто красивый мальчик лет четырнадцати. Он держался и говорил, как ребёнок, который привык быть в центре внимания и любви. Дорогой любви.

— Они стоят довольно дорого, 600 рублей, — имела ввиду она толстые, шерстяные варежки.

Приводило в ужас, что она не слышит то, что слышал в интонациях окружавших её, я.

Была она одета, недорого и не модно: вязанная шапка, практичные, местами потёртые, сапоги и доверчивое открытое лицо, обрамлённое смешными русыми кудряшками, подросток-ребёнок. Такие беззаветно любят и слушают своих родителей, разделяя их радости и беды, воспринимая так же честно, окружающий мир, до тех пор, пока мир не преподаст им урок. И вот тогда рождается ненависть……

Опубликовано:15.01.2017Сергей Юрьевич Боровиков