Зарисовка “Одиночество” – окончание. Дорогу осилит идущий.

Зарисовка “Одиночество” – окончание. Дорогу осилит идущий.

Начало
Продолжение

Loneliness3Как же я устала. Я больше не могу так. Я больше не хочу так. Это невыносимо. В древние времена одной из страшных пыток было падение капель воды на темечко закреплённой обручем головы. Дискомфорт падения одной капли невелик, но он растёт, растёт, растёт, растёт и накапливается. До тех пор, пока пытаемый не сходит с ума от того, что невыносимо терпеть. Радости нет. Всё, что я делаю, вызывает ощущение бессмысленной скуки. Общение с другими людьми напрягает. Что вам от меня нужно? Всё, что можно было от меня взять, вы уже взяли. Дайте мне спокойно подохнуть. И даже ранее спасительный сон превратился в череду полубредовых провалов, где кошмарный вымысел перемешивается с невыносимо тоскливой явью. Никто не слышит моих стонов, призывов, воплей, стенаний. Никто не может мне помочь, ни родные, ни друзья, ни врачи с их таблетками, технологиями и, теперь уже вызывающей неприязнь, непоколебимой уверенностью в своей псевдоправоте. Я уже никому не верю и ни от кого ничего не жду. Хотя, где-то глубоко-глубоко может ещё остался маленький обломочек веры в чудо. Я осталась совсем одна. Окружающие лишь только делают вид, что их трогают мои мольбы. Их можно понять, они устали от моего вечного нытья, жалоб, стонов. Но что же мне делать, как же мне плохо. Меня никто не может понять. Меня никто никто не хочет понять. Это невозможно понять. В эту гнетущую бессмысленную пустоту стекается лишь липкая тревога, накапливаясь, непрерывно подтачивая своим неотвратимым постоянством и без того ограниченные силы.

Я не могу больше жить. Я не хочу больше жить. Я не буду специально что-то с собой делать. Я молю и заклинаю бога и любые высшие силы, или природу, или стихию, или всё что угодно: сделайте так, чтобы я перестала существовать, я не могу это больше выносить. Всё что угодно, только быстро, ради всех святых, пожалуйста, без мучений – сердечный приступ, авиакатастрофа, автокатастрофа, кирпич на голову, выстрел в сердце, всё, что угодно, только чтобы это прекратить. А самое лучшее – крепко заснуть и не проснуться. Это самый лучший подарок. Это то, чего я очень хочу.

А пока избавление не пришло, я сейчас уже могу представить что умерла, что меня уже нет. Что волнует человека, который уже умер? Что может вообще испытывать мертвец? Наверное ничего. «Ничего», «ничего», «ничего» – какое сладкое для меня понятие. Какое же счастье не испытывать НИЧЕГО. Люди, которые которые каждый день просыпаются, завтракают, идут на работу, пьют чай или кофе, общаются с коллегами, друзьями и не испытывают ничего… Какие же вы глупые, не понимаете своего счастья. Мне – хотя бы сотую часть от этого.

И раз я уже умерла, и уже ничего не чувствую, я попробую идти. И пусть текут слёзы и откуда-то слышен крик, пусть. Это не я кричу, это моё тело, а я уже ничего не чувствую. Я попробую достать из глубины оставшуюся щепотку веры и собрать остатки воли для последнего толчка, и я побреду, не оглядываясь и не пытаясь вернуться. Некуда возвращаться. Я попробую всё делать заново и делать то, что я никогда не делала. И, если меня не станет, то, по крайней мере, в пути. А вдруг дойду, вдруг получится, вдруг моё механическое подражание живым людям вернёт прежние эмоции, хоть часть. Вдруг. ГОСПОДИ КАК ЖЕ ХОЧЕТСЯ ВЕРИТЬ…….

С глубоким уважением к тем кто в одиночку мужественно борется …

Опубликовано:27.05.2015Сергей Юрьевич Боровиков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Введите правильное число в пустое поле Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.